Доклад: Причины, влияющие на продолжительность жизни

Причины, влияющие на продолжительность жизни

Личностно-социально-психологические и этнопсихологические факторы долголсителъства. Выделяются две группы факторов, действующие на социальном и индивидуальном уровнях. Социально-психологические особенности определяются традиционной культурой небольших более или менее однородных в антропологическом отношении этносов. Но, как уже упоминалось, носителем долголетия является не этнос как таковой, а некоторые его гипотетические черты, способствующие долголетию, но не являющиеся исключительной его особенностью. Эти черты создают особый психологический климат, когда обеспечивается высокое уважение старикам-долгожителям, им придается реальная или номинальная власть (геронтокра-тия). Выше уже обсуждался вопрос об особенностях психологических типов долгожителей на индивидуальном уровне.

Трудовой фактор. Типично раннее начало и позднее окончание трудовой деятельности  долгожителей. По материалам, собранным в Абхазии, почти все долгожители продолжали работать (93%), их трудовой стаж нередко превышал 60 лет. Занятия характеризуются постоянством и умеренностью нагрузок с обязательным послеобеденным отдыхом. Работающие долгожители сохраняли хорошую двигательную активность. Показатели выносливости были наибольшими у мужчин: 75— 79 лет и соответствовали уровню 20—29-летних. Отмечается, что у женщин выносливость была даже больше, чем в молодости. Но у мужчин и женщин — долгожителей она была наименьшей. Время реакции у долголетних (80 лет и старше) сопоставимо с этим показателем у молодых. Долгожители характеризовались высокой степенью уравновешенности нервных процессов.

Продолжительность жизни мужчин и женщин. Половые различия (диморфизм) в продолжительности жизни существует у различных животных (насекомые, рыбы, птицы, млекопитающие). У многих видов и, прежде всего, у человека, женские особи живут дольше мужских. У человека на эти биологические причины накладываются и социально-экономические (в том числе, вредные привычки — алкоголизм, курение, травмы и другие).

Средняя и наибольшая продолжительность жизни больше у  женщин и в развитых, и в менее развитых странах. Исчерпывающего объяснения этому факту пока не предложено. Средняя разница в длительности жизни мужчин и женщин составляет от 2-х до 9-ти лет. Она определяется биологическим компонентом смертности, зависящей от возраста, тогда как ее так называемый фоновый компонент, зависящий от других причин (несчастные случаи, острые инфекции и т. д.), обычно одинаков у мужчин и, женщин. В литературе приводятся следующие цифры (Урланис, 1974); в возрасте 20—24 года смертность мужчин превышает женскую смертность в 2,87 раза; в 30—34 года — в 3,07 раза и в 50—54 года — в 2,4 раза. В то же время на весьма представительном материале получены данные, что здоровье долголетних женщин (свыше 80 лет) было хуже, чем у мужчин. Происходит как бы отбор самых здоровых мужчин вследствие их более высокой смертности, женщины же хотя и достигают долголетия в относительно большем числе, но обладают грузом перенесенных и приобретенных заболеваний.

Половой диморфизм существует и в частоте и особенностях течения многих заболеваний. Это было показано в клинике, а также в экспериментах на животных. Так, у мужчин атеросклероз начинает раньше прогрессировать, раньше наблюла-, ются и грубые нарушения кровоснабжения сердца и головного мозга. Смертность мужчин от инфаркта миокарда в 40—49 лет 1 в 7,4 раза выше, чем у женщин, а в 50—59 лет — в 5,5 раза. Д В более старших возрастах (60 лет и более) разница меньше — в 2,4 раза. Предполагается, что это можно связать с изменением гормональной ситуации — «защитной ролью» женских 1 половых гормонов, в том числе, и у мужчин, тогда как защитная функция мужских гормонов значительно слабее. Выска-1 зывается предположение, что большая устойчивость женщин к стрессу и возрастным нарушениям регуляции связана с постоянной «тренировкой» организма из-за периодических изменений нейро-эндокринных ритмов в овариально-менструальном цикле.

Половой диморфизм существует и во многих характеристиках жизнедеятельности организма (артериальное давление, работа сердца, легочная вентиляция, содержание ряда гормонов, белков, липидов и другое). Они также могут объяснить, различия в продолжительности жизни. В свою очередь, социально-экономические факторы могут углублять или сглаживать эти различия.

Средняя продолжительность жизни и различия между мужчинами и женщинами в этой характеристике обнаруживают этно-территориальную изменчивость. Минимальные значения средней продолжительности жизни встречаются в некоторых странах Африки и Азии, максимальные — в ряде европейских странах, особенно, на севере Европы, например, в Швеции, где видимо сравнительно слабо выражен и половой диморфизм.

Очень сильно выражены половые различия в продолжительности жизни в Финляндии, где наблюдается высокая смертность мужчин от сердечно-сосудистых заболеваний. У них отмечен мировой максимум посодержанию в крови холестерина и пониженное содержание веществ, препятствующих свободно-радикальному окислению.

Также существует ряд психологически-социальных причин, по разному влияющих на продолжительность жизни разных полов.

Для мужчин важна продолжительность жизни отца, для женщины  -  матери.

Для женщин социальными факторами долголетия: удовлетворенность сексуальной жизнью, наличие семьи и детей.

Для мужчин  -  удовлетворенность карьерой.

Долгожительство и этнос. Среди долгожительских групп фигурируют определенные этносы (народности), хотя как уже упоминалось, индивидуальные генотипы распространены значительно шире и встречаются почти везде. В то же время в отличие от долгожительских популяций этнос, как таковой, не является носителем долгожительства, так как в пределах одного и того же этноса популяции могут быть как долгожительскими, так и недолгожительскими. Все же предполагается, что в этносах с четким наличием долгожительских популяций существует некий комплекс черт, способствующих долгожительству. Можно проиллюстрировать это на примере абхазов, в фольклоре которых изучение долгожительства и представления о нем играют важную роль.

Мужчины и женщины долгожители занимают немало места в абхазских сказках, легендах, мифах, народном эпосе и т. д. Таково, например, предание о древнейших обитателях края — племени Курынв, отличавшихся необыкновенным долголетием. Особое место в творчестве многих кавказских народов принадлежит и героическому эпосу о нартах, являющемуся древнейшим памятником фольклора. Абхазские нарты — непобедимые герои, дети одной матери, их отец — великан, могучий престарелый пахарь. Матери, видимо, не менее 150 лет (у нее было 99 сыновей и одна дочь), но она вечно молода и играет в эпосе основную роль. Это носительница семейного начала, обладающая даром предвидения.

Огромна в фольклоре роль старейшин, она отчетливо проявлялась еще до сравнительно недавнего времени в общественной жизни народа. Своеобразна возрастная периодизация абхазов. Ее называют «категориальной», а не хронологической. Для каждой категории описаны свои социальные роли, но сами возрастные пороги четко не фиксированы. Например, категория молодого человека — от 18 лет до женитьбы, или девушки от 15—17 лет до замужества. Несколько шутливый оттенок имеет категория немощного старика, впавшего в детство. Вместе с тем, предполагается связь долгожительства с высоким социальным положением в обществе и семье. Существование совета старейшин, куда обычно входили главы семейств, , также способствовало развитию культа предков и почитанию «живых предков». Тем самым создавался бытовой, моральный и психологический климат, помогавший самоутверждению старейшин. Старейшины (обычно люди старше 50—60 лет) руководили всей хозяйственной, общественной и идеологической жизнью групп.

Своеобразная черта уклада — «социальная импликация» («подразумевание») долголетия влиятельного и ценного члена группы. Это сформировавшееся в абхазском этносе понятие «настоящего старика», которое в дальнейшем могло быть уже достаточно не зависимо от реального биологического долголетия. Получалось некое «социальное долголетие» — возведение в статус долгожителя — глубокого старика — людей, еще далеко не достигших этого возраста. Этнологи считают «социальное долголетие» самостоятельным этнокультурным феноменом, который в своей дальнейшей эволюции подчиняется социальным закономерностям. В целом перечисленные выше особенности уклада содействовали престижу старости и активному долголетию. В истории народа это был интуитивно найденный путь к продлению человеческой жизни.

Антропологическое изучение самих долгожителей весьма затруднительно из-за их малочисленности, возрастных деформаций фигуры, дефектов осанки и т. д. По сути, отсутствуют и вполне корректные антропометрические нормативы для лиц старше 90 лет. Сравнение возрастных изменений скелета у детей и взрослых из долгожительских и недолгожительских семей не показало наличия между ними достоверных различий. Это дало основание предположить, что носителем специфических свойств долгожительства является вся популяция, продуцирующая долгожителей (Павловский, 1987). Поэтому наряду с обследованием самих долгожителей и их родственников большое значение придается изучению морфо-функционального статуса всей этно-территориальной группы, в которой существует высокий процент долгожителей, то есть, долгожительской популяции.

С 1978 года в Абхазии проводилось комплексное антрополого-этнологическое, медико-биологическое и социо-демографическое обследование долгожительских популяций в рамках совместного советско-американского проекта по изучению долгожителей в СССР и США.

Заметное уменьшение роста отмечается у мужчин-абхазов после 70, у женщин — после 60 лет. В возрасте 80—90 лет длина тела мужчин была на 6 см меньше, чем в 20—29 лет (соответственно, 163,3 и 169,4 см). У женщин разница составляла 8,6 см, в 80—90 лет их рост был равен 149,5 см. Снижался и вес. Так, у женщин 80—90 лет он был на 12 кг меньше, чем у молодых женщин (соответственно, 48 и 60,26 кг).

Итальянские ученые отмечают, что у долгожителей происходит резкое падение веса мускульного и жирового компонентов, их развитие значительно ниже нормативов для лиц 70—89 лет в США и Европе.

У мужчин-абхазов из долгожительских групп явно преобладает мускульный или близкиё к нему мускульно-грудной и грудно-мускульный типы конституции, составляющие в среднем 56,7%. Для женщин довольно характерны типы с хорошо развитым скелетом и мускулатурой. Жироотложение у мужчин развито слабо, особенно на конечностях; у женщин жировой компонент достаточно выражен.

В целом антропологический статус долгожительской популяции характеризуется тенденцией к средним размерам тела, оптимальным соотношением основных его компонентов, хорошим развитием мускульного компонента, массивностью скелета, «средними» пропорциями тела, обычно цилиндрической грудной клеткой; основной обмен несколько понижен (мужчины) или средний (женщины). Можно говорить об оптимальности группы по комплексу развития основных компонентов тела и уровню кислородных трат и гемодинамики.

В периоде старения отмечены замедленные темпы возрастных изменений скелета. В некоторых группах у женщин 60— 65 лет старческие проявления вообще могут отсутствовать, тогда как обычно они встречаются постоянно после 40—45 лет.

У детей из долгожительских популяций замедлены темпы роста, и ростовой период более длительный. У мальчиков и девочек отодвинуты сроки полового созревания, описаны и некоторые «консервативные» черты в прорезывании зубов. Так, существует тенденция к более поздней смене молочных зубов и запаздыванию прорезывания постоянной их генерации. В литературе есть сведения о более позднем и медленном прорезывании зубов у долгожителей — до 30 лет. Отмечается большая устойчивость их к кариесу, особенно у мужчин-долгожителей.

Характеристика здоровья долгожителей особенно важна, так как именно они в наибольшей степени приближаются к эталону физиологического старения. Следует, впрочем, иметь в виду, что лица, достигшие глубокой старости, значительно различаются между собой по признакам старения и самочувствия. Именно в долгожительских группах неоднократно отмечался очень большой разброс показателей, характеризующих индивидуальные темпы старения. По степени жизненности среди них выделяются: бодрые долгожители с повышенной активностью; долгожители с ограниченной трудоспособностью, обычно не покидающие пределы своей квартиры; постельные больные. Разумеется, о приближении к типу естественного старения можно говорить только применительно к первой категории долгожителей.

Если руководствоваться часто цитируемым высказыванием, что человек стар настолько, насколько состарились его сосуды, можно было бы предположить, что у долгожителей должны быть достаточно выраженные изменения сердечно-сосудистой системы, которая наиболее затрагивается и при преждевременном старении. В литературе, однако, приводятся данные многих наблюдений, в которых это мнение не вполне подтверждается. Так, по данным обследования свыше 500 лиц старше 100 лет, по сравнению с 90—100-летними, оказалось, что у крепких стариков размеры сердца были в норме, хотя при снижении жизненности отмечаются изменения — расширение обоих желудочков сердца. У бодрых долгожителей кардиосклероз полностью компенсировался функцией сердечно-сосудистой системы. Хотя в этом возрасте диапазон сердечной деятельности и снижался, но сократилась и частота стенокардии. Не подтвердились и расчеты возрастного повышения артериального давления, так как в среднем каждый пациент имел 145/78 мм рт. ст. с незначительными колебаниями.

Американские гериатры назвали эти данные «парадоксальными», так как несмотря на возрастные изменения и нарушения в сердечно-сосудистой системе, оказалось возможным существование этих людей на достаточно высоком уровне жизненности. С возрастом среднее число болезнетворных изменений в сердце и других органах возрастает, нарастает и сердечная недостаточность.

Состояние сердечно-сосудистой системы у абхазских долгожителей и их ближайших родственников старше 60 лет характеризовалось значительной сохранностью, по сравнению с «контролем», то есть, лицами старше 60 лет из недолгожительских семей. Так, ишемическая болезнь сердца была отмечена среди долгожителей лишь у 14,3%, гипертония — в 15,9% случаев; в контроле, соответственно, в 26 и 24,3%. Очень близкие цифры были получены и у родственников долгожителей (14,8 и 14,4%). Темпы возрастных изменений сердечно-сосудистой системы также ниже в долгожительских группах. Здесь менее выражены возрастное ослабление сократительной способности миокарда или снижение скорости распространения пульсовой волны. Эффективно функционирует у долгожителей и система внешнего дыхания (ЖЕД, амплитуда грудной клетки, максимальная вместимость легких, резервный объем вдоха).

У долгожителей существует тенденция к пониженному содержанию холестерина, триглицеридов, Р-липопротеидов. Холестерин принадлежит видимо к числу тех клинических показателей, по которым «типы старения» можно выделить уже в пожилом возрасте (60—69 лет). Как уже указывалось ранее, к их числу относятся также тиреоидные гормоны, ОРЭ, РОЭ и некоторые другие важные параметры жизненности, имеющие двувершинное распределение. В дальнейшем оно становится одновершинным. У лиц 80 лет и старше кривые распределения холестерина снижаются, особенно у женщин; они соответствуют норме или приближаются к ней (мужчины). Следовательно, можно предположить избирательную выживаемость в процессе старения одной из двух совокупностей в этих возрастах. У людей с долголетними родителями холестерин ниже, причем, во всех возрастах. Это позволяет считать низкий холестерин крови одним из показателей конституционального предрасположения к долголетию. По ряду таких показателей долгожители или лица «на пороге долголетия» оказываются «моложе» своих предшественников в 70—79 или даже 60—69 лет.

Другой прогностический признак долголетия - возраст начала разрушения зубов. При обследовании мужчин и женщин 60—105 лет длительное сохранение всех зубов свидетельствует о конституциональном предрасположении к долголетию: среди лиц 80 лет и старше число людей с ранним (до 40 лет) началом разрушения зубов в три раза меньше, а с поздним (после 60 лет) — в пять раз больше, чем в 60—69 лет. У лиц с семейным долголетием отмечается более позднее разрушение зубов, чем в контроле.

                            Мужчины    Женщины    в среднем

Швеция

71,8

76,5

74,2

Нидерланды

71,0

76,4

73,7

Исландия

70,8

76,2

73,5

Норвегия

71,0

76.0

73.5

Дания

70,6

75,4

73.0

Острова Рюкю

68,9

75.6

72,3

Канада

68.7

75.2

72.0

Франция

68,0

76.6

71,7

Японии

69,0

74.3

71.7

Великобритания

68,5

74.7          

71.6

США

67.4

75.2

71.2

Таблица 2 Страны с наинизшей средней продолжительностью жизни

                                                                                   В среднем

Гвинея                                                                  26.0            28,0            27,0

Верхняя Вольта                                                   32.1            31.1            31,6

Чад                                                                          29,0      35.0     32,0

Ангола                                                                              33,5

Гвинея-Биссау                                                              33,5

Центральноафриканская империя                  33,0            36,0            34,5

Габон                                                                25,0            45.0            35,0

Того                                           31.6            38,5            35,0

Бурунди                                    35,0            38,5            36,7

Нигерия                                                37.2            36,7            36,9

Кавказа старше 80 лет. Среди них оказалось более 700 человек, перешагнувших столетний рубеж, что подтверждалось свидетельствами о рождении или записями в церковных книгах. Показания долгожителей, относящиеся к историческим событиям, датам рождения и свадьбы и др., тщательно перепроверялись.

Но независимо от того, как долго живут отдельные люди на Кавказе, совершенно очевидно, что там большее число людей живет дольше, чем в других местах. В Дагестан» с населением около 1 млн. человек из каждых 100000 человек 70 оказываются достигшими 100 лет и старше. Стоит сравнить с США, где только 6 человек из 100000 достигают 100-летнего возраста или больше. А на Кавказе, все население которого равно населению Нью-Йорка (9,5 млн. человек), зарегистрировано 5000 столетних, тогда как в США с их неизмеримо большим населением (около 210 млн.2) всего 13000! Такое же высокое соотношение наблюдается в Вилькабамбе, долине, где проживает около 1000 человек, в 500 км к югу от Кито, столицы Эквадора. Как показала перепись 1940 г., 18 % населения было старше (65 лет (ср. с 9% в США); 9 человек предположительно достигли возраста 100 - 130 лет.

Сходная картина наблюдается и в Хунзе, долине длиной примерно 300 км в области хребта Каракорум системы Гималаев, на северо-востоке Пакистана. Там на население в 40 000 человек приходится шесть жителей старше 100 лет; многим 90 лет и более. Наибольшая продолжительность жизни — 150 лет, но, как полагает Бетти Ли Моралес, президент Американского общества по борьбе с раком, посетившая Хунзу, это, возможно, преувеличение. Вместе с тем она считает, что в нем нет особой надобности, так как «умирают там в среднем в 90 лет».

И если, перефразировав слова Марка Твена, когда он прочитал посвященный ему некролог, «сведения об их смерти сильно преувеличены» (мы имеем в виду сведения о возрасте, в котором они умирают), факт остается фактом: жители Кавказа, Вилькабамбы и Хунзы живут очень долго и, что еще важнее, у них деятельная, бодрая старость. Как мы увидим в дальнейшем, их образ жизни отличается некоторыми особенностями, которые могут помочь и нам добиться физически активной жизни и достигнуть долголетия, превышающего средние цифры современной продолжительности ж  жизни.

 

При подготовке данной работы были использованы материалы с сайта http://www.studentu.ru

 


©2007—2016 Пуск!by | По вопросам сотрудничества обращайтесь в contextus@mail.ru