1. • Авторский материал: Социальная политика в годы великой отечественной ...
  2. • "Человек тыла" его трудовая жизнь, культура и быт в тылу в ...
  3. • Железная дорога им. В.В. Куйбышева в годы Великой ...
  4. • Эвакуация и национальные отношения в советском тылу в годы ...
  5. • Организация здравоохранения России в годы Великой ...
  6. • Сочинение: Книгоиздание в годы Великой отечественной войны
  7. • Великая Отечественная Война
  8. • Здравоохранение в годы Великой Отечественной войны на ...
  9. • Роль и задачи НКВД в годы Великой Отечественной войны
  10. • Партизаны и контрразведка в годы Великой Отечественной войны
  11. • Советская школа и педагогика в годы Великой Отечественной ...
  12. • Великая Отечественная Война Советского народа (1941 ...
  13. • Музеи Москвы
  14. • Окончание Великой Отечественной войны и цена победы
  15. • Курсовая: Великая Отечественная война (1941 - 1945 гг.)
  16. • Музеи Москвы
  17. • Проблемма коллаборационизма в годы ВОВ
  18. • Памятники победы в Великой Отечественной Войне

Реферат: Разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг

Московский комитет образования

Восточное окружное управление

Средняя общеобразовательная школа с углубленным изучением иностранного

(английского) языка №1290

Олейников Александр

Учащийся 11 класса «Б»

Разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Проектная работа

Научные руководители: учитель истории Банчикова А. Л., куратор 5 класса «А» Микаэльян М. П.

Москва, 2004 год

Оглавление


Введение 3
Разведка и контрразведка. Цели и задачи. Формирования. 7
Обстановка накануне Великой Отечественной войны с фашизмом. Деятельность немецкой и японской разведок (1935-1943 гг) 13
Организация СМЕРШ. Причины её создания и назначение. 15
Заключение. 19
Список использованной литературы 23

Введение


19-го апреля 2003-го года исполнилось 60 лет со дня выхода постановления
СНК СССР «О реорганизации Управления Особого отдела
НКВД СССР в Главное управление Контр разведки НКО - СМЕРШ».18 апреля 2003 г. Этому событию был посвящен прием ветеранов СМЕРША, проведенный в г. Москве начальником управления военной контрразведки
ФСБ России генералом А. Безверхий. В числе других ветеранов на приеме присутствовал Качалов Алексей Алексеевич- десантник 4-го ВДК, который вместе с Граммой Василием Афанасьевичем и другими ветеранами 4-го ВДК создавал музей Боевой Славы в школе 1290, посвященный десантникам 4-ro
ВДК. Качалов А.А. был приглашен на прием как участник организации
СМЕРШ в составе 4-ro ВДК во время Великой Отечественной войны 1941-
1945гг. Он передал в музей боевой Славы рукопись о своей работе с пояснительной запиской следующего содержания: «Учитывая то, что о
СМЕРШЕ ходило и ходит много сказок, а наша молодежь о нем, его задачах и героических делах его сотрудников вообще почти ничего не знает, я передаю Вам газету «Красная звезда» от 18-ro апреля 2003 года и ##7,8 «
Новостей разведки и контрразведки» от 15-ro апреля 2003 года, где помещен ряд материалов об организации СМЕРШ, из которых можно понять, чем было вызвано создание СМЕРШ, его задачи и дела в годы войны. Думаю, что эти материалы нашему музею не помешают. С уважением, ветеран СМЕРША
Качалов Алексей Алексеевич».
Рукопись Качалова А.А. и его обращение к молодежи явились исходным материалом для изучения работы разведки и контрразведки в годы войны.
Действительно, эта тема была ранее закрыта. Архивные материалы, воспоминания участников организации не публиковались, что создавало почву для всякого рода слухов и домыслов, чаще негативного характера.
В соответствии с выбранной темой стали анализироваться не только материалы, предоставленные автору ветераном войны Качаловым А.А., но и публикации последних лет бывшего разведчика Карпова В.А., а также мемуары и архивные документы издательского объединения МОСГОР архив
1995-го года издания, материалы, представленные Главным разведчиком при
Верховном Главнокомандующем ВДВ Кукушкиным Алексеем
Васильевичем, материалы, опубликованные бывшим разведчиком И.
Богомоловым и др.

Разведка и контрразведка. Цели и задачи. Формирования.

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. – героическая, трагическая, святая страница нашей истории. Это была не просто война, в результате которой победитель лишает побеждённого части территории, национального богатства, ресурсов. В этой войне решалась судьба нашего государства, судьба русского и других народов Советского Союза. Великая Отечественная война была самой жестокой и тяжелой их всех войн, когда-либо пережитых в истории нашей Родины.

В Библии нацизма “Mein Kampf” о судьбе СССР говорилось очень прямолинейно и откровенно: «Это громадное государство на Востоке созрело для гибели… Речь идёт не только о разгроме государства с центром в Москве…
Дело заключается скорей всего в том, чтобы разгромить русских как народ, разобщить их».

В замечаниях и предложениях по генеральному плану «Ост» рейхфюрера войск СС, подписанных 27 апреля 1942 г. Э. Ветцелем – начальником отдела колонизации 1-го главного политического управления министерства оккупированных восточных областей эта программная цель конкретизировалась:

1. «…Разделение территории, населяемой русскими, на различные политические районы с собственными органами управления, чтобы обеспечить в каждом из них обособленное национальное развитие».

2. «…Ослабление русского народа в расовом отношении… Важно, чтобы на русской территории население в своём большинстве состояло из людей примитивного полуевропейского типа».

3. «…Доведение рождаемости русских до более низкого уровня, чем у немцев».

Страшная участь была уготовлена гитлеровцами Москве – исконному оплоту российской государственности, науки, культуры, православия: символу духовного самостояния русской нации.

«Каждому солдату немецкой армии было ясно, - отмечал генерал вермахта
Г. Блюментрит, - что от исхода битвы за Москву зависит наша жизнь или смерть. Если здесь русские нанесу нам поражение, у нас не останется больше никаких надежд. В 1812 году Наполеону всё же удалось вернуться во Францию с жалкими остатками своей разгромленной великой армии. В 1941 г. немцам оставалось или выстоять, или же быть уничтоженными»[1].

В этих условиях активизировалась не только Советская Армия в целом, но и её агентурная и разведывательная сеть, на которую в годы войны, как и на местные партийные и советские органы легла основная тяжесть усилий по мобилизации советских людей на отпор врагу. Работа этих организаций осложнялась тем, что, находясь в непосредственной близости к
Государственному Комитету обороны и ЦК ВКП (б), они получали массу дополнительных заданий и поручений, беря на себя функции центральных хозяйственных и административных органов. Необходимо было организовать немедленно всестороннюю помощь Красной Армии, обеспечить надежность её тыла, бесперебойную работу всех предприятий, выпускающих оборонную военную продукцию, их охрану, организовать охрану заводов, электростанций, телефонной и телеграфной связи, помогать в налаживании местной противовоздушной обороны.

Из программы действий разведки и контрразведки:

«В занятых врагом районах нужно создавать партизанские отряды, конные и пешие, создавать диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога лесов, складов, обозов. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия»[2].

В условиях военных действий, развязанных фашистскими оккупантами на нашей территории, очень серьёзный раздел работы составлял подбор кадров, иначе говоря, необходимо было грамотно, профессионально и быстро решать кадровую политику.

Главная задача была – отобрать из активной среды населения тех, кто лучше всего подходит для работы в нелегальных условиях, сопряжённых с большим риском для жизни, кто способен перенести любые тяготы. Это обязывало подходить к отбору людей с большой осмотрительностью. Доверить важное дело борьбы с врагом в его тылу можно самым проверенным, самым надёжным людям.

Помимо отбора необходимо было научить этих людей, как пользоваться разнообразными, ранее апробированными средствами маскировки, к которым обычно прибегают и прибегали нелегалы.

Необходимо было выбирать таких людей, которые в полной мере отдают себе отчёт в том, на что они идут в условиях нарастающей опасности, и, несмотря на риск, делают свой выбор сознательно.

Подготовка была сугубо индивидуальная. Изучалась местность, условия жизни в районе, куда шло внедрение групп, паспортный режим, дислокация и личный состав органов Абвера, СД и «айнзацгрупп», практика их работы с местным населением с целью выявления лиц, связанных с подпольем и партизанами.

На основании этой информации подпольщикам, как и разведчикам, давались практические советы относительно линии проведения вообще и действий в случае задержания или ареста в частности. Их обучали технике обнаружения слежки и способам ухода от неё, методам выявления провокаторов. Во всех деталях отрабатывались легенды прикрытия. Когда легенда была отработана, определялся характер личных документов, которыми надо было снабдить агента.
Таких документов было много – паспорт, трудовая книжка, военный и профсоюзный билеты и разного рода справки. Иногда возникала потребность изготовления писем от «родственников» или «друзей» - содержание их определялось с учётом разработанной подпольщиком биографии, и они оформлялись по всем правилам почтовых отправлений. Нужны были и «домашние» фотографии, нередко хорошо смонтированные. Что касается паспортов, то в них просто вклеивали вместо фотографии законного владельца фотографию подпольщика.

Делалось всё это в специальных лабораториях НКВД СССР на столь высоком уровне, что изготовленные документы способны были выдержать самую придирчивую проверку.

Что касается жилья, то в основном это были дальние, малонаселённые районы города или села, где легче было укрыться от оккупационных властей.

Особое место при инструктаже отводилось способам связи будущих подпольщиков с Центром.

Согласно предписаниям штаба по руководству подпольем и партизанским движением, связь должна была поддерживаться с помощью специальных курьеров, направляемых центром за линию фронта, и через тайники, оборудованные в условленных местах, преимущественно в пригородах.

Для курьеров и связных надо было специально подготовить ограниченную по своему составу группу чекистов – два, максимум три человека. Эти люди должны были знать особенности района действий подпольщика, владеть приёмами конспиративной техники, чтобы не вызывать подозрений своим появлением, уметь уйти из-под наблюдения – раствориться в людской массе.

Почти всем, кто готовился к переходу на новое нелегальное положение, удавалось быстро освоиться со своей новой ролью.

Разведчики и подпольщики снабжались рацией для связи. При длительной работе в тылу ставилась задача подготовить подпольные типографии, которые могли бы действовать в оккупированных немцами районах.

По линии НКВ проводились выборочные проверки. На некоторые объекты выезжали ответные сотрудники наркомата.

Инструктивные совещания с ними проводил лично зам. наркомата внутренних дел СССР В. Н. Меркулов: «подчёркивая важность дела, нарком ознакомил присутствующих с только что полученными агентурными данными. Согласно этим данным, в те дни в оккупированных районах Московской области, в каких-то 20 км от столицы, действовал штандартен фюрер Отто Скорцени. В качестве руководителя диверсионного отдела Главного управления имперской безопасности Скорцени выполнял личные поручения фюрера (позднее, в 1941 г. он организовал и осуществил освобождение из плена Муссолини)»[3].

Созданный и возглавляемый им «технический отдел» должен был захватить здание ЦК и МК партии, НКВД, Центрального телеграфа и яд ключевых оборонных объектов во время вторжения и Москву немецких войск (прим. С. Федосеева).

Знание карт, ориентирование на местности – всё это входило в функционал разведчика. В составе диверсионных групп были чекисты. Прежде всего, это был оперативный состав центрального аппарата НКВД СССР и его периферийных органов.

Принцип отбора был очень строгий – прежде всего добровольность. Было много людей из состава агентуры, которая находилась на связи аппарата и оперативных работников. Было много спортсменов. Все сообщества выделяли своих лучших людей. Центральный комитет ВЛКСМ мобилизировал для работы в войсках Особой группы НКВД СССР своих представителей. Было много политэмигрантов, состоявших на учёте в Коминтерне.

Осенью 1941 года приходилось готовить диверсантов не только для заброски в тыл противника, а и для блокирования подходов к столице.

В функционал разведки и контрразведки входило следующее:

1. охранять важные для жизни и безопасности населения страны объекты

2. заниматься переселением лиц немецкой национальности

3. выявлять дезертиров и шпионов

4. разведка с воздуха

5. партизанская разведка, её действия

6. войсковая разведка, её действия

7. десантирование в тыл врага

8. работа сапёров-развдечиков

Передний фланг противника наносился на карты, и разведывалась глубина его обороны. Заранее проделывали проходы в минных полях специалисты высшего класса – сапёры-разведчики. Разведчики в быстром манёвре меняли наблюдательные пункты, наносили на карты схемы оборонительных сооружений, а также огневые позиции артиллерий и миномётов.

Итак, функции разведывательных отрядов были очень обширны: от помощи в эвакуации населения (предотвращение паники) до работы в тылу противника на оккупированной территории и за рубежом (пример Рехарада Зорге), а также разведка во время боевых действий на полях сражений – так называемая
«полевая» разведка.

Значение разведки, участия разведчиков в боевых действиях, в разгадывании замыслов противника и их предотвращения огромно. Разведка должна была работать в условиях чрезвычайной секретности, и она так и работала, предотвратив многие террористические акты и диверсии.

Обстановка накануне Великой Отечественной войны с фашизмом. Деятельность немецкой и японской разведок (1935-1943 гг.)

Интересны факты активизирования немецкой и японской разведок накануне войны с фашизмом.

Первой подрывную работу (особенно среди басмачей Афганистана) развернула Япония.

Сразу же после установления дипломатических отношений с Афганистаном
Токио в 1935 году предложил афганскому правительству заключить секретное соглашение, по которому афганская сторона должна была не мешать осуществлять шпионско-диверсионную работу среди басмачества против
Советского Союза. Хотя Кабул и отклонил это предложение, Япония всё же попыталась создать вдоль советско-афгансокй границы свою разведсеть.

Однако этим планам не суждено было сбыться, так как, форсируя свою работу среди басмачей, японская разведка действовала в Афганистане грубо и неосмотрительно. Из-за желания получить результаты в кратчайшие сроки японцы провалили свою агентуру, как в Афганистане, так и в СССР.

В связи с этим уже в 1937 году Советская контрразведка раскрыла японскую агентурную сеть в советском Туркестане и планомерно шаг за шагом ликвидировала её.

После крупных провалов 1936-1938 гг. разведок Германии и Японии, они не оставили надежу организовать нападение нескольких десятков тысяч басмачей на советскую территорию.

В связи с этим сразу же после нападения на Советский Союз фашистская разведка в Афганистане с помощью японцев попыталась установить контакт с наиболее влиятельными лидерами басмачества, справедливо полагая, что многие из них охотно согласятся сотрудничать с Германией. Действительно, агрессию фашистской Германии против Советского союза басмачество в афганском
Туркестане встретило с радостью. Лидеры среднеазиатской эмиграции, проживающие в Кабуле, объявили Гитлера своим «спасителем». Эмигрантская молодёжь из богатых семей спешно начала изучать немецкий язык.

Лидеры басмачества уже в июне 1941 года стали готовиться к возобновлению набегов на советскую территории.

Период июня 1941 года до весны 1943 года – время наивысшей активности разведок конфликтующих стран. После нападения на СССР германская разведка в
Афганистане при активной помощи своего японского союзника пыталась в кратчайшие сроки реанимировать басмаческое движение. Но из-за нехватки средств и оружия Абверу до весны 194 года таки не удалось организовать ещё и басмаческие налёты на советскую территорию. Бухарский эмир и другие эмигрантские лидеры только в разгар Сталинского сражения стали реально готовиться к возобновлению вооружённой борьбы против Советской власти. В связи с этим пик подготовки «похода на Бухару» пришёлся на весну 1943 года.
Благодаря отличной работе нашей контрразведки совместным демаршем в Кабуле
СССР и Великобритания смогли предотвратить эту авантюру, добившись от афганского правительства ликвидации организации «Фаал» и высылки из страны разведчиков Японии и Германии.

Попытка Германии и Японии превратить Афганистан в плацдарм для подрывной деятельности своей агентуры против СССР потерпели крах по следующим причинам:

. неудача вермахта по Сталинградом не позволила германским войскам вторгнуться в Среднюю Азию

. поражение на Восточном фронте не позволило Германии организовать доставку самолётами вооружения басмачам, а также осуществить высадку десантов в Туркестане

. большую роль провала антисоветских организаций в период второй мировой войны сыграла продажность лидеров басмачества, которые за деньги готовы были на любое предательство

. афганское правительство после побед Советской Армии под

Сталинградом и Курском окончательно убедилось, что Германия и её союзники войну проиграли, и ликвидировало агентуру стран «ОСИ» в своей стране

. все годы работала в Афганистане наша контрразведка и предотвращала любые попытки вторжения

. басмачество само боялось вторжения в Афганистан частей Красной армии

В работе представлен только один пример разведывательной деятельности зарубежных держав, а их было среди союзников Германии много, поэтому нашей контрразведке приходилось работать в чрезвычайных условиях, и она выполняла все обязательства перед своей страной с честью.

Организация СМЕРШ. Причины её создания и назначение.

Разведка и контрразведка Москвы и Московской области.

В преддверии начала вторжения на территорию СССР активизировалась деятельность немецкой разведки по заброске к нам своей агентуры и диверсантов, активизировалась также деятельность украинских националистических организаций, которые стали устанавливать места жительства офицеров Госбезопасности, милиции, армии и руководства районов и крупных населённых пунктов для их уничтожения в день начала войны.

Немецкое командование для успеха своих армий в войне с Советским
Союзом, задолго до её начала сформировало разведывательно-диверсионную бригаду под кодовым названием «Бранденбург» в составе 3х батальонов по числу 3х главных ударов, планировавшихся в готовящейся войне (север, центр, юг), где готовили разведчиков и диверсантов, исходя из задач командования вышеуказанных направлений. Личный состав этих батальонов состоял из выходцев с территорий, где будут разведываться боевые действия. Все они при забросе на нашу территорию переодевались в одежду местного населения, форму военнослужащих, органов безопасности, погранвойск, милиции, вооружались оружием нашего производства и снабжались соответствующими документами.

Особенно активно вражеская разведка действовала на центральном направлении – к столице.

Из воспоминаний начальника разведки отела УНКВД г. Москвы и Московской области С. М. Фадеева 10 апреля 1994 года:

«думаю, все, кому довелось находиться в Москве в октябре 1941 года, навсегда сохранят память об этом времени.

Именно тогда вошла в город тревога за будущее Москвы, становившимся прифронтовым гордом.

Столицу, уже услышавшую грохот мощных орудий – линия фронта проходила в получасе езды от Москвы, - покидали не успевшие ещё эвакуироваться в глубь страны старики и дети. Товарные станции и подъездные пути многих промышленных предприятий были забиты железнодорожными составами со станками и другим оборудованием – поезда не успевали вывозить их на восток.

Рядом лежали упакованные в ящики картины и скульптуры – на восток эвакуировали музейные ценности.

Над затемнённой маскировкой Москвой поднимались в воздух сотни аэростатов воздушного заграждения… и уже казалось, что нет ни сил, ни времени остановить эту раскрученную на полную мощь рвавшуюся к Москве странную военную машину, которая, по планам тех, кто ею управлял, должна была войти в город до 7 ноября 1941 года. (Утверждают, что именно на этот день Гитлер назначил торжественное прохождение своих войск по случаю захвата Москвы)».

Из воспоминаний командующего истребительной авиации ПВО Н. А. Сбитова:

«Москва стала предфронтовым городом гораздо раньше того, как немцы подошли к её стенам, - со времени налёта вражеской авиации. Возьмём совершенно произвольно любой налёт, хоть в ночь на 10 октября. Налетело 70 вражеских самолётов, из них сбито 10. бомбы попали в Большой Театр, Курский вокзал, Центральный телеграф. Разрушено 50 жилых домов, убито 150 москвичей, легко ранено 278 человек, тяжело ранено 248 человек. Это один налёт, а всего их было 122».

В августе 1941 года, наблюдая за полётами разведчиков, было замечено, что они фотографируют дороги, ведущие к Москве. Стало ясно, что враг готовит наступление по этим дорогам.

Сразу же был организован воздушный контроль, начата воздушная проверка.
И вот, 5 октября 1941 года, на рассвете, разведчики доносят: по Варшавскому шоссе, примерно в 50 км от города, безусловно, в нашем тылу, двумя колоннами идут немецкие танки и пехота!!!

И нет наших войск нигде. Что делать?! Командующий Н. А. Сбитов принимает решение собрать подольских курсантов из 2х военных училищ. Хоть на некоторое время удержать немцев. Пока выясняли: Сбитов – паникёр или носитель страшной информации, упустили время. Когда разобрались и организовали сопротивление, курсантов полегло с 6 по 10 октября на полях от
Медыни до Крестов три с половиной тысячи[4].

Страшное было время. НКВД приходилось участвовать не только в операциях, соответствующих своей профессиональной деятельности, но и помогать с эвакуацией населения и высылкой немцев вглубь России (см. табл.
№1).

Можно по-всякому воспринимать выселение немцев вглубь России и осуждать органы Госбезопасности в организации этого переселения, но то, что всё было сделано в указанные сроки, делает им честь.

Но если посмотреть на данную операцию с другой стороны, то действия госбезопасности вполне объяснимы. Более 10 лет, до самого прихода Гитлера к власти германское высшее военное командование обучалось практике внедрения самолётов и танков на территории СССР. (До прихода к власти Гитлера в 1933 году.) Поэтому в первый день нападения 65% с неуспевшими взлететь самолётам было разбомблено. Далее были нашумевшие дела врагов народа – всё военное командование Красной армии было репрессировано. Приходилось кадры набирать в связи с этим очень тщательно, а подозрительность была чрезвычайно великая.

Однако и в этих условиях находились среди руководства люди, которые спасали от трибунала многих. И как ни странно среди них добрым словом вспоминают начальника УНКВД г. Москвы и московской области М. И. Журавлёва.

Разведка в полевых условиях.

В библиотеке школьного музея Боевой Славы школы №1290 имеется книга
Владимира Алексеевича Карпова под названием «Лихая судьба разведчика». В этой занимательной книге рассказывается о нелёгкой судьбе разведчиков, одним из которых являлся некий Иван Богомолов, который прошёл по жизни суровый путь, претерпев все тяготы и лишения. Всё описываемое в книге является чистейшей воды правдой и ещё раз заставляет читателя понять, как велика была роль разведки во время Великой Отечественной войны!


Заключение.

Трудно сейчас говорить о том времени, в котором происходили все изложенные события. Тога это были молодые, энергичные, любящие свою Родину воины Красной армии. Теперь они – ветераны войны, знакомой нам лишь по книгам и фильмам. Сейчас их становится всё меньше и меньше. Но в наших сердцах они навсегда останутся доблестными разведчиками, стоявшими на защите нашей Родины - нашей страны, которая выстояла во многом благодаря их службе.

Пусть же героизм защитников отечества передастся и следующим поколениям, чтобы мы и наши потомки внимательней относились к нашей России, и тогда нашим предкам не будет стыдно за те жизни и ушедшее время, которое они отдали в боях в надежде на светлое будущее!

Приложение

Таблица №1

Рапорт начальника УНКВД г. Москвы и Московской области М. И. Журавлёва
Наркому внутренних дел СССР генеральному комиссару госбезопасности
Л. П. Берия о ходе выполнения приказа о переселении немцев.

№1/732 19 сентября 1941 г.

В соответствии с приказом НКВД СССР №001237 от 8 сентября 1941 г., в г.
Москве и районах Московской области выявлено лиц немецкой национальности
11567 (без политэмиграции), из них:

Арестовано – 1142 человека

Намечено к переселению – 10425 человек
| |Город Москва |Московская обл.|Всего |
|рабочие |1749 |2475 |4224 |
|служащие |2833 |862 |3695 |
|Колхозники |- |979 |979 |
|Лица, не заняты|918 |609 |1527 |
|общественно | | | |
|полезным трудом| | | |
|Итого: |5000 |4925 |10425 |

Начальник управление

НКВД МО

старший майор государственной

безопасности

Журавлёв

*Архив ФСК РФ. Заверенная копия

Приложение №2
Прилагается напечатанная рукопись участника СМЕРШ в составе 4 ВДК, где
Качалов Алексей Алексеевич, один из создателей Музей Боевой Славы школы
№1290, делится с учениками своей жизнью и своими действиями в составе СМЕРШ
4 ВДК во время войны.

Список использованной литературы

1. Рукопись Качалов А. А. – 2003 г.

2. Лихая судьба разведчика – В. Карпов, Москва, Вече 1988 г.

3. Мемуары и архивные мемуары - Мосгорархив, Москва 1995 г.

4. Сборник «Великая Отечественная» - Современник, г. Москва 1985 г.

5. Воспоминания о командующем – А. Кукушкин

6. Десантник №1 – А. Маргелов,Олма-Пресс, г. Москва 2003
-----------------------
[1] Вестфаль З., Крейце В. «Роковые решения» М. 1958, с 99
[2] Сталин И. «О Великой Отечественной войне Советского Союза» Изд. 5-е. М.
Воениздат. 1948 г., с. 9-17
[3] И. Д. Ковальченко «Мемуары и архивные документы» Изд. Мосгорархив
Москва, 1995 г., стр. 724
[4] Сборник. Изд. Патриотическая Москва военная. Г. Москва, 1993г, стр 84-
85


©2007—2016 Пуск!by | По вопросам сотрудничества обращайтесь в contextus@mail.ru