Реферат: Курс социологии

тема 1
Социология как наука, Предмет и функции социологии
I/ Предмет и объект познания социологии. Понятие социального 2/ Социология и другие науки об обществе З/ Структура социологии 4/ Функции социологии
Предмет и объект познания социологии. Понятие социального
С термином «социология» каждый из нас встречался неоднократно. В современной жизни она, как говорится, у всех «на слуху». Телевидение, радио, газеты сообщают о результатах социологических опросов населения по самым разнообразным проблемам. Социологические службы парламента,
Президента, различных исследовательских центров изучают общественное мнение по важнейшим социально-политическим и экономическим вопросам: рейтинг наиболее влиятельных лиц в государстве, проблемы ценовой политики, удовлетворенность уровнем жизни и т. д. На предприятиях, в регионах проводятся свои специфические социологические исследования, в которых определяется состояние социальной напряженности в коллективах, удовлетворенность населения транспортным обслуживанием, работой различных организаций, сферы услуг. В институтах студенты осуществляют оценку работы преподавателей, заполняя анкету «Преподаватель глазами студента». Все это внешний, лежащий на поверхности уровень социологических исследований, который создает образ социологии как прикладной эмпирической науки, служащей удовлетворению каких-то текущих, сиюминутных потребностей общества. Но можно ли сказать, что этим исчерпывается предмет и задачи социологии? Что представляет собой социология как наука? С этим как раз нам и необходимо разобраться.
Начнем с этимологии. Термин «социология» — производное от двух слов: латинского слова societas — общество и греческого logo — слово, понятие, учение. Следовательно, этимологически социология — наука об обществе. Так ее и характеризует американский социолог Дж. Смелзер в своем учебнике
«Социология». Но это довольно абстрактное определение, поскольку общество в его различных аспектах изучается значительным количеством гуманитарных и социальных дисциплин: социальной философией, политической экономией, историей, демографией и т. д. Для того, чтобы понять особенно-
10 сти социологии, социологического подхода к изучению общества, необходимо вычленить собственную область социологического исследования, а также определить те методы, которыми социология оперирует. Для этого, прежде всего, следует провести строгое разграничение между объектом и предметом социологии.
В качестве объекта той или иной науки всегда вьгступает определенная сфера объективного или субъективного мира, в то время как предмет любой науки является результатом теоретического абстрагирования, позволяющего исследователям выделить те стороны и закономерности развития и функционирования изучаемого объекта, которые являются специфическими для данной науки. Таким образом, объект той или иной науки — это часть объективной и субъективной реальности, обладающая собственными свойствами, которые изучаются только данной наукой, а предмет науки — это результат исследовательских действий.
Принято считать, что объектом социологического познания является вся совокупность свойств, связей и отношений, которые носят название социальных. Что же такое социальное? Социальное, с точки зрения российского социолога Г. В. Осипова, — это совокупность тех или иных свойств и особенностей общественных отношений, интегрированных индивидами или общностями в процессе совместной деятельности в конкретных условиях, и проявляющееся в их отношении друг к другу, к своему положению в обществе, к явлениям и процессам общественной жизни. Социальное явление или процесс возникают тогда, когда поведение даже одного индивида оказывается под воздействием другого индивида или их группы (общности) — независимо от того, присутствует ли при этом данный индивид или общность. Именно в процессе взаимодействия друг с другом индивиды оказывают воздействие друг на друга, способствуют тем самым тому, что каждый из них становится носителем и выразителем каких-либо социальных качеств. Таким образом, социальные связи, социальное взаимодействие, социальные отношения и способ их организации являются объектами социологического исследования.
Предмет же социологии, поскольку он является результатом исследовательских
Действий, не может быть определен столь же однозначно. Понимание предмета социологии на протяжении всей истории существования этой науки менялось.
Представители различных школ и направлений высказывали и высказывают различное понимание предмета социологии. И это естественно, так как предмет науки находится в тесной связи с исследовательской деятельностью ученых.
Основоположник социологии, французский мыслитель О. Конт считал, что социология — это позитивная наука об обществе. Выдающийся французский социолог Э. Дюркгейм называл предметом социологии социальные факты. При этом социальное, по Дюрк-гейму, означает коллективное. Поэтому предметом социологии, по его мнению, является коллективное во всех его проявлениях.
С точки зрения немецкого социолога М. Вебера, социология — это наука о социальном поведении, которое она стремится понять и истолковать.
Социальное поведение, по М. Веберу, — это отноше-
Социология как наука. Предмет и функции социологии 11 ние человека, иначе говоря, внутренне или внешне проявляемая позиция, ориентированная на поступок или воздержание от него. Это отношение является поведением, когда субъект связывает его с определенным смыслом. Поведение считается социальным, когда по смыслу, который ему придает субъект, оно соотнесено с поведением других индивидов.
В марксизме предметом социологического исследования является научное изучение общества как социальной системы и составляющих его структурных элементов — личностей, социальных общнос-тей, социальных институтов.
Широкое распространение в нашей отечественной литературе имеет следующее определение социологии. Социология — это наука об обществе как социальной системе в целом, функционировании и развитии этой системы через ее составные элементы: личности, социальные общности, институты. В учебном пособии «Ссщиология» (М.: Мысль, 1990- С. 25) Г. В. Осипова, написанном с марксистских методологических позиций, социология определяется как наука об общих и специфических социальных законах и закономерностях развития и функционирования исторически определенных социальных систем, наука о механизмах действия и формах проявления этих законов и закономерностей в деятельности личностей, социальных общностей, классов, народов.
2 Социология и другие науки об обществе
Мы прояснили в самом общем виде, что изучает социология. Но для того, чтобы разобраться в этом более конкретно, необходимо рассмотреть взаимоотношение социологии и смежных с нею наук об обществе, социальном, общностях и индивидах. И здесь, прежде всего, необходимо сопоставить социологию и социальную философию.
Социология, как и многие другие науки, вычленилась из философии. В течение длительного времени социологическое знание накапливалось в недрах философии. И даже после того, как социология в лице О. Конта и Э. Дюркгейма провозгласила свою независимость от философии в качестве подлинной науки об обществе, философия продолжала играть заметную роль в социологических изысканиях. Социологию «отцов-основателей» О. Конта, Г. Спенсера, Э.
Дюркгейма, М. Вебера еще очень трудно отделить от социальной философии.
Более того, можно с уверенностью сказать, что в целом ряде исследований ключевых проблем общественной жизни теоретическая социология переплетается с социальной философией.
Что же такое социальная философия? Социальная философия представляет собой раздел философии, посвященный осмыслению качественного своеобразия общества в его отличии от природы. Она анализирует проблемы смысла и цели существования общества, его генезис, судьбу и перспективы, направленность движущих сил и его развития. Следует отметить, что эти вопросы в определенной степени могут служить предметом теоретических размышлений и тех, кто причисляет се-
12 бя к профессии социологов. Но при этом следует ясно осознавать, что в этом случае они выступают не как социологи-профессионалы, но, как и другие представители фундаментальной науки, занимающиеся широкими теоретическими обобщениями, вторгаются в область философии и выступают в данном случае как представители социальной философии.
У социальной философии и социологии очень широкая область совпадения объекта изучения. Их различие более отчетливо проявляется в предмете исследования. О предмете исследования социологии речь уже шла выше.
Предметной же сферой социально-философских размышлений является исследование общественной жизни, прежде всего, с точки зрения решения мировоззренческих проблем, центральное место среди которых занимают смысложизненные проблемы.
Еще в большей мере различие между социальной философией и социологией обнаруживается в методе исследования социального. Философия решает общественные проблемы умозрительно, руководствуясь определеннымиустановками, которые развиваются на основе цепи логических размышлений. Социология заявила о своей самостоятельности по отношению к философии именно потому, что она поставила перед собой задачу решения общественных проблем на основе научных методов познания действительности.
По мнению «отцов-основателей» социологии, общественная жизнь должна изучаться не умозрительно, а на основе методов эмпирической (опытной) науки. Самостоятельное развитие социологии как раз и связано с тем, что она начала активно осваивать при анализе социальных процессов количественные методы с применением сложных математических процедур, в том числе теорию вероятности, сбор и анализ эмпирических данных, установление статистических закономерностей, выработала определенные процедуры эмпирического исследования. При этом социология опиралась на достижения статистики, демографии, психологии и других дисциплин, изучающих общество и человека.
Но в таком случае встает вопрос: как различить социологию и другие эмпирические науки об обществе и личности? Эта проблема особенно сложна и в значительной мере является нерешенной в отношении конкретных социальных наук и отраслевых социологии, например демографии и социологии брака и семьи, экономической теории и экономической социологии и т. д. Довольно остро, хотя, может быть, и не так заметно, она стоит при соотношении психологии и социологии, имея в виду, что социальная психология является разделом социологии. Решение этого вопроса предлагается по следующей схеме.
Психология в основном сосредоточена на изучении индивидуального «Я», сфера социологии — это проблемы межличностного взаимодействия — «Мы». В той мере, в какой ученый исследует личность как субъект и объект социальной связи, взаимодействий и отношений, рассматривает личностные ценностные ориентации с социальных позиций, ролевых ожиданий и т. д., он выступает как социолог.
Решение вопроса о специфике социологии непосредственно связан с ответом на вопрос: когда же она появилась как самостоятельная наука? Содержательному рассмотрению этого вопроса будет посвящена следующая тема. Здесь же мы ограничимся формальными критериями и должны опираться на принципы, выработанные науковедением. С точки зрения науковедения, становление любой науки прежде всего связано с внешней и внутренней институциона-лизацией данной науки, то есть приобретением данной наукой атрибутов социального института.
В этом процессе можно выделить ряд необходимых моментов, каждый из которых последовательно углубляет институционализа-цию: 1) формирование самосознания ученых, специализирующихся в данной области знания. Ученые осознают, что они имеют свой специфический объект и свои специфические методы исследования; 2) создание специализированных периодических изданий;
3) введение данных научных дисциплин в учебные планы различных типов учебных заведений: лицеев, гимназий, колледжей, университетов и т. д.; 4) создание специализированных учебных заведений по данным отраслям знаний; 5) создание организационной формы объединения ученых данных дисциплин: национальных и международных ассоциаций. Социология прошла все эти стадии процесса институционализации в различных странах Европы и США, начиная с 40- х годов XIX столетия.
. Структура социологии
Помимо внешней институционализации, социология, как и всякая другая наука, должна пройти процесс внутренней институционализации. Внутренняя институционализация означает совершенствование организационной структуры науки, наличие устойчивого разделения труда внутри дисциплины, формирование правил и норм профессиональной этики, разработку эффективных исследовательских методов и приемов. Все это должно обеспечить действительный процесс производства и систематизации знаний в определенной области познания. Одно из важнейших мест в этом процессе принадлежит разделению труда, наличию в организационной структуре науки трех относительно независимых уровней: 1) уровень фундаментальных исследований, задачей которых является приращение научного знания путем построения теорий, раскрывающих универсальные закономерности и принципы данной области; 2) уровень прикладных исследований, в которых ставится задача изучения актуальных, имеющих непосредственную практическую ценность проблем, на основе существующих фундаментальных знаний; 3) социальная инженерия — уровень практического внедрения научных знаний с целью конструирования различных технических средств и совершенствования имеющихся технологий. Данная классификация позволяет вычленить в структуре социологии три уровня: теоретическую социологию, прикладную социологию, социальную инженерию.
Наряду с этими тремя уровнями, социологи выделяют также внутри своей науки макро- и микросоциологию. Макросоциология исследует крупномасштабные социальные системы и исторически дли-
14
|Уровень |Элементы |Примеры |
|Межличностн|Типовое |Игра в футбол |
|ый |взаимодействие (по |Тренер — игрок |
| |правилам) Ролевое |Адвокат — |
| |поведение Социальный|собственник |
| |статус Межличностные|Студенты |
| |связи |института |
|Групповой |Первичная группа |Компания друзей|
| |Организация |Больница Труд —|
| |Групповое отношение |управление |
|Социетальны|Институт Социальный |Религия |
|й |порядок Класс и слой|Монархия |
| |Город и общность |Дворянство |
| | |Москва |
|Мировые |Международные |ООН |
|системы |отношения |Гринпис Ислам |
| |Межнациональные |Производство |
| |организации |нефти |
| |Глобальный институт | |
| |Мировая | |
| |взаимозависимость | |

Рис. 1. Уровни социологического анализа тельные процессы. Микросоциология изучает повсеместное поведение людей в их непосредственном межличностном взаимодействии. Эти уровни не могут рассматриваться как находящиеся на различных плоскостях и не соприкасающиеся друг с другом. Напротив, они тесно взаимосвязаны, так как непосредственное, повседневное поведение людей осуществляется в рамках определенных социальных систем, структур и институтов. На рис.1 детально показано, каким образом различные уровни социологического анализа пересекаются в разньпс плоскостях человеческого взаимодействия. Например, группа —'• это люди объединенные взаимными интересами или зависимые друг от друга и отличающиеся от других групп отношениями и целями. В этом смысле речь идет и о группе, и о системе. Например, два соседа, семья, нация.
Государство — это также группа, рассматриваемая на социе-тальном уровне. На уровне мировых систем (макроуровне) рассматривается отношение государства с другим государством.
Своеобразной формой пересечения всех этих уровней выступают такие структурные элементы социологии, как отраслевые социологии: социология труда, экономическая социология, социология организаций, социология досуга, социология здравоохранения, социология города, социология деревни, социология образования, социология семьи и т. д. В данном случае речь идет о разделении труда в сфере социологии по характеру исследуемых объектов.
Оригинальную концепцию развития социологии выдвинул американский социолог
Р. Мертон. В 1947 году, полемизируя с • Парсонсом, который ратовал за создание в социологии «всеохватывающей теории, опирающейся на теории социального действия и
Социология как наука. Предмет и функции социологии 15 структурно-функциональный метод». Р. Мертон считал, что создание подобных теорий преждевременно, так как еще нет надежной эмпирической базы. Он считал, что необходимо создавать теории среднего уровня, которые выполняют промежуточную роль между малыми рабочими гипотезами, развертывающимися в изобилии в повседневных исследованиях, и широкими теоретическими конструкциями, понятийная схема которых позволяет производить большое число эмпирически наблюдаемых закономерностей социального поведения. Задачи такого рода теорий - аккумуляция эмпирических данных. Они могут возникать в отдельных отраслях социологии как специальные теории или же могут быть результатом обобщения группы фактов. Примером такого рода теорий может служить созданная Р. Мертоном концепция аномии, объясняющая различные типы отклоняющегося поведения.
Все крупные сферы общественной жизни исследуются на основе социологических методов. Например, социология труда изучает труд как социально- экономический процесс во всем многообразии его связей с социальными институтами. В ней органически связаны теория и практика социального управления трудовой деятельностью людей. В поле зрения социолога находятся социальные формы и условия труда, его коллективный или индивидуальный характер, социальная организация совместного труда. Социология труда характеризует различные социально-психологические механизмы включения работника в трудовую деятельность, то есть мотивацию и стимулирование труда, удовлетворение работой и отношение к ней, пути повышения трудовой активности, производительности труда и т. д.
Функции социологии
Многообразие связей социологии с жизнью общества, ее общественное предназначение определяются, в первую очередь, функциями, которые она выполняет. Одной из важнейших функций социологии, как и всякой другой науки, является познавательная. Социология на всех уровнях и во всех своих структурных элементах обеспечивает, прежде всего, прирост нового знания о различных сферах социальной жизни, раскрывает закономерности и перспективы социального развития общества. Этому служат как фундаментальные теоретические изыскания, вырабатывающие методологические принципы познания социальных процессов и обобщающих значительный фактический материал, так и непосредственно эмпирические исследования, поставляющие этой науке богатый фактический материал, конкретную информацию о тех или иных областях общественной жизни.
Характерной чертой социологии является единство теории и практики.
Значительная часть социологических исследований ори-енурована на решение практических проблем. В этом плане на первое место выступает прикладная функция социологии, в рамках ко-
'16 . торой проявляется ряд ее других функций. Социологические исследования ^ают конкретную информацию для осуществления действенного социального контроля над социальными процессами. Без этой информации возрастает возможность появления социального напряжения, социальных кризисов и катаклизмов. В подавляющем большинстве стран органы исполнительной и представительной власти, политические партии и объединения широко используют возможности социологии для проведения целенаправленной политики во вс;ех сферах общественной жизни. В этом проявляется функция социального контроля.
Практическая направленность социологии выражается и в том, что она способна выработать научно обоснованные прогнозы о тенденциях развития социальных процессов в будущем. В этом проявляется прогностическая функция социологии.
Особенно важно иметь такой прогноз в переходный период развития общества. В этом плане социология способна: 1) определить, каков диапазон возможностей, вероятностей, открывающихся перед участниками событий ^ на данном историческом этапе; 2) представить альтернативные сценарии будущих процессов, связанных с каждым из выбранных решений; 3) рассчитать вероятные потери по каждому из альтернатив-» ных вариантов, включая побочные эффекты, а также долговременные последствия и т. д. ь Большое значение в жизни общества имеет использование социологических исследований для планирования развития разнообразных сфер общественной жизни. Социальное планирование разбито во всех странах мира, независимо от социальных систем. Оно ^охватывает самые широкие области, начиная от определенных процессов жизнедеятельности мирового сообщества, отдельных региот нов и стран и кончая социальным планированием жизни городов, сел, отдельных предприятий и коллективов.
Социология, несмотря на личные установки ученых-социологов, выполняла и продолжает выполнять идеологическую функцию. Результаты исследований могут использоваться в интересах каких-либо социальных групп для достижения ими определенных социальных целей. Социоло- гическое знание зачастую служит средством манипулирования поведением людей, формирования определенных стереотипов поведения, создания системы ценностных и социальных предпочтений и т. д. Но социология может служить и улучшению взаимопонимания между людьми, формированию у них чувства близости, что в конце концов способствует совершенствованию общественных отношений. В этом случае говорят о гуманистической функции социологии.
[pic] тема 2 становление и основные этапы исторического развития социологии
I/ О. Конт — родоначальник социологии. Учение о трех стадиях развития общества. Солидарность и согласие. Социальная статика и динамика 2/
Социальные условия и теоретические предпосылки возникновения социологии З/
Классический тип научности социологии. Учение о методе Э. Дюркгейма
4/ Нетрадиционный тип научности. «Понимающая социология» Г. Зиммеля и М.
Вебера
5/ Основные принципы, материалистического учения об обществе К. Маркса и Ф.
Энгельса б/ Основные этапы и направления развития социологии в США 7/ Развитие социологической мысли в России
О. Конт — родоначальник социологии. Учение о трех стадиях развития общества. Солидарность и согласие. Социальная статика и динамика .
Расширить и углубить представление о социологии как науке помогает изучение истории ее становления и развития. Естественно возникает вопрос: когда и при каких условиях она возникает, что послужило побудительным толчком для формирования новой науки об обществе? Ответ на этот вопрос не совсем простой, поскольку определенные представления об обществе развивались в течение многих столетий. Развитие учения об общественной жизни мы находим уже в античной философии IV века до нашей эры в работах Платана «Законы»,
«О государстве», в «Политики» Аристотеля и др. Еще активнее эта проблематика разрабатывается в Новое время в работах Макиавелли, Руссо,
Гоббса и др. Можно ли считать, что тогда уже существовала социология как самостоятельная наука? Вероятно, нет. Здесь более уместно говорить о социальной философии как предшественнице социологии.
Для ответа на вопрос о времени появления социологии мы должны опираться на критерии, выдвигаемые науковедением. А оно утверждает, что для решения этого вопроса, прежде всего, необходимо иметь в виду,- с какого времени социология в качестве отдель-нои. isrifi, н>жчт' №)лсс привычны к жаркой
4. Рядовые-белые больше стремились стать унтер-офицерами, чем рядовые- негры (отсутствие у негров честолюбия вошло в поговорку).
5. Негры-южане предпочитали находиться под командованием белых офицеров- южан, а не северян (разве не известно, что у белых-южан больше отцовских чувств к их «черненьким», чем у белых-северян?).
6. Во время войны солдаты сильнее стремились вернуться домой в США, чем после капитуляции Германии (нельзя винить людей за то, что они не хотят быть убитыми).
...Почему для установления подобных данных тратится так много средств и энергии, ведь они столь очевидны? Не лучше ли принимать их без доказательств и сразу переходить к более углубленному уровню анализа?
Возможно, это и было бы лучше, если бы не одно «но», касающееся приведенных выше примеров. Каждое из этих утверждений прямо противоположно тому, что было обнаружено в действительности. Солдаты с низким уровнем образования более невротич-ны, чем их образованные товарищи; южане не обнаружили по сравнению с северянами большей адаптации к тропическому климату; негры больше стремились к повышению, чем белые и т.д. Если бы мы с самого начала привели подлинные результаты исследования, читатель и их назвалбы
«очевидными» (I, с. 146—147).
Мы привели пространную выдержку из работы П.Лазар-сфельда, американского социолога, внесшего весомый вклад в разработку методологических и методических проблем эмпирических социологических исследований.. Она освобождает нас от долгих рассуждений о значимости эмпирических исследований. Позволяет дать ответ на вопрос:
«Зачем нужны эмпирические исследования?» — Они позволяют получить факты (а не предположения), на основе которых может строиться научное понимание, анализ изучаемого социального явления.
Следует иметь в виду, что соответствие эмпирическим данным, наличие фактуальной интерпретации, обоснования есть опытное доказательство состоятельности теории, опытное свидетельство ее объяснительных возможностей. Именно благодаря опоре на социальные факты, полученные и изученные по специальным научным процедурам (о них речь пойдет ниже), социология, говоря словами Э.Дюркгей-ма, «не обречена оставаться отраслью общей философии.., не превращаясь просто в упражнения в области эрудиции»
(7.С.394).
ВНУТРЕННЕЕ МНОГООБРАЗИЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ
Итак, социология как наука представляет собой органическое единство, взаимодействие теоретических и эмпирических методов. Данное единство, в котором эмпирическое выступает как средство обоснования теоретических идей,
— идеальная модель социологической науки в целом.
Но в социологической практике в зависимости от отрасли социологии, конкретных задач, решаемых в данном исследовании, да и индивидуальных склонностей самого исследователя, характера его профессиональной подготовки пропорции между теоретическими и эмпирическими началами могут быть различны. Эти пропорции служат основанием для одной из наиболее популярных
(и прежде всего в нашей стране) классификаций социологических знаний. Речь идет об уровнях социологического знания. В определении этих уровней немалую роль сыграли идеи Р.Мертона, выдающегося американского социолога, счастливо сочетавшего в своей научной деятельности эмпирические и теоретические исследования.
1. В одних случаях эмпирия превалирует, а теоретические идеи проявляются лишь в постановке проблем эмпирического исследования, его гипотез, в систематизации полученных фактов и т.д. Это уровень эмпирических социологических (или же конкретно-социологических) исследований, главная научная цель которых — добыча конкретных фактов, их описание, классификация, интерпретация.
2. В другом случае, опираясь на различные конкретно-социологические исследования того или иного социального института, социального явления
(образования или религии, политики или культуры), социолог ставит задачу теоретически осмыслить данную социальную подсистему, понять ее внутренние и внешние связи и зависимости. Это социологические теории среднего уровня, играющие в современной социологической науке особую роль.
Социологические теории среднего уровня многообразны. фактически все более или менее значимые социальные подсистемы описываются соответствующей социологиче- ской теорией. Социология семьи, социология труда, социология религии, социология образования — вот лишь некоторые из них.
Для всех социологических теорий среднего уровня характерны: . а) широкая опора на эмпирическую базу по соответствующей проблеме; б) теоретическое описание изучаемой социальной подсистемы на основе обобщения эмпирических данных; в) описание теоретической модели изучаемой подсистемы, в рамках той или иной всеохватывающей теории общества. Иначе говоря, специальные социологические теории должны черпать в теоретических разработках более высокого уровня общие подходы к анализу соответствующей подсистемы. г) При этом теории среднего уровня сами вчступают теоретической базой соответствующих социологических исследований. Трудно себе представить автора эмпирического исследования по рекламе (например, эффективности рекламы шоколадных батончиков «Спикере»), чтобы он при его подготовке не ориентировался на положения социологии рекламы.
Таким образом, в социологических теориях среднего уровня устанавливается эффективное взаимодействие теоретических и эмпирических методов. Они тесно связаны как с конкретно-социологическими исследованиями, так и с всеохватывающими теоретическими конструкциями.
3. Последние образуют высший уровень социологического знания — общесоциологические теории, исследующие общество как единую систему, взаимодействие ее основных элементов, основы функционирования и развития социального организма. Они фактически граничат с социально-философскими доктринами.
Особое значение этих теорий в том, что они определяют: а) общий подход исследователя-социолога к изучению и осмыслению социальных явлений; б) направленность научного поиска; в) интерпретацию эмпирических фактов. Иными словами, пронизывают единым теоретическим видением как эмпирическое исследование, так и анализ социальных явлений на уровне теории среднего уровня. Это достигается благодаря тому, что именно в рамках общесоциологических доктрин описывается теоретическая модель общественной жизни как целостности.
В современной социологии существуют несколько подходов, пытающихся дать целостное описание социальной жизни. Они делятся на две основные группы: макросоцио-логические и микросоциологические теории. И те, и другие пытаются объяснить общественную жизнь, но с принципиально разных позиций.
Макросоциологические теории исходят их того, что, лишь поняв общество в целом, можно понять личность. Макроуровень социальной жизни выступает в этих теориях как решающий, определяющий. Среди ведущих макросоци- ологических доктрин можно назвать функционализм (Г.Спенсер, Э.Дюркгейм,
Т.Парсонс, Р.Мертон и др.) и теорию конфликта (К.Маркс, Р.Дарендорфидр.).
Что касается микросоциологических доктрин (теории обмена, символического интеракционизма, этнометодоло-гии), в центре их внимания повседневное межличностное взаимодействие — интеракция. Приверженцы микросоциологических теорий отстаивают идею о том, что именно повседневная интеракция на межличностном уровне есть первооснова социальной жизни.
Единство теории и эмпирии в общесоциологических теориях носит сложный и преимущественно опосредованный характер. Речь идет, прежде всего, о широком использовании этими теориями основных выводов, положений, в частности, теорий среднего уровня, которые, в свою очередь, базируются на широкой эмпирической основе.
Итак, современная социология представляет собой многоуровневый комплекс теорий, типов знания, которые тесно взаимосвязаны друг с другом и образуют единую целостность — современную социологическую науку.
ВОЗНИКНОВЕНИЕ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ цх наглядный убедительный характер, объективность, проверяемость, общепризнанность. Человек огромного теоретического научного дарования,
Огюст Конт отличался большой оригинальностью жизненного стиля и мышления.
Не получив систематического образования, он вместе с тем был в течение долгих лет личным секретарем Сен-Симона; в полной мере не признанный академическими кругами Франции того времени, несмотря на фундаментальнейшие многотомные издания своих трудов, Конт провозгласил своим руководящим принципом принцип «умственной гигиены», заставлявший его полностью игнорировать все научные публикации, кроме собственных, дабы не засорять ум лишней бессмысленной информацией.
Итак, социальная физика, или социология состояла, по Конту, из социальной статики (существующие структуры общества, взятью как бы в застывшем состоянии) и социальной динамики (процесса социальных изменений); последнюю
Конт признавал наиболее существенной для изучения общества. Обе эти социологические дисциплины и виделись ему составными частями научного подхода к исследованию общества.
Свидетель и современник весьма драматичных и противоречивых последствий, которые принесла Европе Великая французская революция, Конт тяжко переживал состояние политической неразберихи, экономического хаоса, социальной поляризации, в которые периодически погружалась Франция первой половины XIX века, переживая одну революцию за другой. По мысли Конта, социология должна была противопоставить радикальным теориям революции социологическую теорию, позволявшую проводить изменения в обществе эволюционным путем, сглаженно, учитывая все общественные факторы и интересы всех социальных групп.
Таким образом, с самого начала своего развития социология выступила теорией эволюционных изменений, лишенных «изломов», социальных катаклизмов,
«анархии умов». Да и в целом позиция Конта в социальной теории была обозначена им же самим как «позитивистская», то есть Делавшая упор не на радикальной революционности и низвержении существующих структур, а на их
«позитивной» перестройке. Позитивная стадия развития общечеловеч ского интеллекта, по мысли Конта, венчает эволюцию ч ловечества в целом — это есть стадия овладения наук< социального познания и социального управления.
Позитивистский дух социологии получил дальнеипк развитие у Герберта
Спенсера (1820-1903), англииско] ученого, также как и Конт положившего в основу свои мировоззрения принцип эволюционности в развитии общ. ства и природы.
Спенсер также не получил сколько-нибудь систематич ского гуманитарного образования и вплоть до 1846 го, работал железнодорожным инженером. Параллельно с эти он стремительно расширял свои познания в различных о( ластях, что и позволило ему в 1848 году получить пов главного редактора знаменитого журнала «Экономист» -• пост, открывший молодому журналисту и инженеру достД к научным данным самого различного направления и харая тера. Именно в это время Спенсер стал проявлять интерес
• социальным вопросам и их обобщению в рамках собствен.1 ной теории. ' „ | В 1850 году вышел в свет его первый научный труд -I
«Социальная статика», представляющий собой системати* ческое изложение нравственных проблем современно! Спенсеру общества в их взаимосвязи и рядоположенност! В эти годы у Спенсера, вследствие чрезмерной перегрузк умственной работой, впервые появились признаки серье: ного нервного расстройства, бессонницы и мозговых кризо которые преследовали его на протяжении всей оставшеи< жизни.
Спенсер никогда не преподавал в университете, не им научных степеней и в значительной мере жил в изоляции современного научного сообщества. Между тем, титанит екая работоспособность и упорство Спенсера заставили ai глийскую, а позднее и зарубежную общественность оОр тить на него внимание и признать в нем серьезного теорет ка в области философии и социологии. Начиная с 60 _х год XIX века Спенсер становится властителем дум в Ьврог включая Россию и США, чему в немалой степени cnocoft вовал общедоступный стиль его сочинений, привлекав к «спенсерианству» широкие слои читающей публики. Весьма характерно, что необычайная продуктивность Спенсера уживались в нем с нежеланием читать произведения других теоретиков, что отчасти и способствовало тому, что взгляды Спенсера обладали «вынужденной» оригинальностью. По этому поводу
Спенсер, в частности, писал: «Всю свою жизнь я был мыслителем, а не читателем, имея возможность сказать вслед за Томасом Гоббсом: «Если бы я читал также много, как другие люди, то и знал бы также мало, как они».
Говорили даже, что Спенсер не удосуживался прочитывать книги, а листая их,
«впитывал» содержание текста через поры кожи на пальцах.
Объясняя происхождение своих всеобъемлющих теорий, Спенсер утверждал, что все они появились на свет с помощью интуиции и озарения, посещавших его.
Научные гипотезы и идеи, по словам самого Спенсера, приходили к нему сами собой, без целенаправленного усилия воли со стороны ученого. Для Спенсера подобный интуитивный метод казался гораздо более эффективном, чем серия спланированных научных усилий, «способных вызывать искажение мысли».
Как один из основоположников органической школы, Спенсер вслед за Огюстом
Контом ввел идею изменчивости и «плавного» эволюционизма в социологию.
Понятия эволюционистской социологии Спенсера — «возрастающая связанность»,
«переход от гомогенности к гетерогенности», «определенность», описывающие морфологическую структуру общества, — позволяли английскому социологу- позитивисту постоянно проводить аналогию между биологической и социальной эволюцией, между живыми организмами и обществом. В свою очередь, это раскрывало возможность применения в социологии естественнонаучных методов, что и составляло одну из целей позитивистского подхода к об-ществознанию.
В главном своем социологическом произведении — трехтомных «Основаниях социологии» (1876—1896) — Спенсер уподоблял сословно-классовое строение общества и присущие ему различные функции разделению функций между организмами живого тела. Однако отдельные лично- ста могут обладать, по мысли Спенсера, гораздо большей самостоятельностью, чем биологические клетки. Подчеркивая свойство саморегуляции в живой материи. Спенсер на этом основании ставил под сомнение значимость государственных форм, рассматривая их в качестве инструментов насилия в большей мере, чем агентов регуляции.
Двумя полюсами эволюции английский социолог признавал военный и промышленный тип устройства общества. Причем эволюция идет по направлению от первого ко второму. В той мере, в какой закон выживания наиболее приспособленного реализует себя в общественной динамике, общество приближается к промышленному типу, характер ризующемуся прежде всего дифференциацией, основанной на личной свободе. При этом социальные революции рассматривались Спенсером как болезнь, а разного рода социалистическое переустройство - как. противное органическому единству социальной системы и эволюционному прогрессу, основанному на выживаемости наиболее приспосоо- ленных и одаренных, м-п./г Принципиально иную теорию развил Карл марке
(1818—1883) — выдающийся немецкий политэконом, философ и социолог. Положив в основание своей теории принцип материального фактора исторического развития, Маркс понимал под «материальным фактором» развитие производительных сил общества, которые в сочетании с соответствующими отношениями между людьми создают общественно-экономическую формацию, диктующую конкретный способ производства и соответствующие ему формы собственности.
Материальные силы, господствующие в обществе, определяют «духовную» надстройку, к которой Маркс относил различного рода политические, нравственные, духовные и иные общественные институты. Между тем динамическая картина общественного развития детерминируется не только научно-техническим, экономическим и социально-политическим прогрессом общества, но и специфическим «расположением» общественных классов, то есть больших групп людей, имеющих свое особое отношение к средствам про-
.,,,.»т^тяя гг^гтвйнности и политическим институтам.
Общественное развитие, складывающееся как результирующая экономического прогресса и соответствующего ему развития классовых сил, переходит с одного этапа на другой, как правило, через мощный тотальный кризис, охватывающий все институты общества. Этот кризис Маркс называл социальной революцией, которая, по его мысли, представляет собой двигатель истории. При этом один из общественных классов ускоряет приход революции, тогда как другие классы сопротивляются ей.
Социология Маркса была отмечена весьма последовательной логикой и системностью, способствовавшими созданию своеобразной теоретической картины жизни общества и имевшими в XIX и XX веках немало активных сторонников.
Возникновение социологии в XIX веке ознаменовало вступление человечества в период продуктивного социально-теоретического синтеза, существенно повысившего эффективность социального познания и социального управления общественными процессами.
КЛАССИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ НАЧАЛА XX ВЕКА
Развитие социологической теории в XIX веке создало важнейшие предпосылки для превращения социологии в общепризнанную универсальную социальную науку.
Реализация этих возможностей была прежде всего связана с творчеством двух выдающихся европейских социологов — Макса Вебера и Эмиля Дюркгейма. Каждый из них создал свою неповторимую картину социологического мира и тем самым во многом предопределил дальнейшее развитие социологии вплоть до наших дней.
Макс Вебер (1864—1920), выдающийся немецкий социолог, родился 21 апреля
1864 года в городе Эрфурт. Его отец принадлежал к весьма состоятельным кругам буржуазии, тесно связанным с политическим истеблишмейтом Германии.
Мать Макса Вебера была фанатичной кальвинисткой, не принимавшей роскоши, что вызывало с ее стороны осуждение жизненных принципов ее мужа, придерживав- шегося противоположных взглядов, и порождало семейные разногласия. Еще будучи ребенком и юношей. Макс Вебер склонялся к «философии» своего отца; позднее стал на сторону своей матери в ее неприятии бюргерского гедонизма.
В возрасте 18 лет Макс Вебер покинул Эрфурт и поступил в Гейдельбергский университет, где он впервые испытал освобождение от семейного гнета отца и его «философии». Однако юноша в чем-то все же пошел по стопам отца и даже вступил в клуб дуэлянтов. Он также стал специализироваться, как в свое время и его отец, в области права.
По окончании трех семестров Макс Вебер покинул Гей-дельбергдля того, чтобы пройти военную службу. Позднее, в 1884 году, он продолжил свое образование в Берлинском университете. Последующие восемь лет Вебер провел в стенах этого университета, где получил степень доктора права и стал штатным преподавателем.
По мере развития профессиональной карьеры интересы Вебера сместились в область экономики, истории и социологии. Вс^ восемь лет, проведенные в
Берлинском университете, Вебер материально был полностью зависим от своего отца, что доставляло молодому человеку немало нравственных мучений. Именно в это время Макс Вебер начинает духовно сближаться со своей матерью, проповедовавшей аскетический образ жизни. Это сказалось и на повседневной жизни самого Макса. Его рабочий день был разделен на равные отрезки времени, посвящаемые различным дисциплинам, занятия которыми он не прерывал ни для приема пищи, ни для отдыха.
В 1896 году Вебер стал профессором экономики в Гей-дельбергском университете. На следующий год его отец после бурного объяснения с сыном умер от мозгового криза. Это вызвало у Макса Вебера длительное нервное расстрой^ ство, не дававшее ему возможности полноценно работать в течение семи лет. И только в 1903 году он стал постепенно возвращаться к научной работе, в 1904 году Вебер выступил с серией лекций в США. В 1905 году он опубликовал свой бессмертный труд «Протестантская этика и дух капитализма», в котором без труда можно найти отзвуки полемики, столь долго продолжавшейся в его семье.
После 1904 года, продолжая испытывать проблемы со здоровьем, Вебер стал все более и более продуктивно работать над социологической историей религий.
Одновременно он создает и другие свои основополагающие сочинения:
«Объективность социально-научного и социально-политического познания»,
«Критические исследования в области логики науки», «О некоторых категориях понимающей социологии», «Основные социологические понятия», «Экономика и общество» (не закончено). В 1910 году Вебер принимал участие в создании
Германского социологического общества. Среди сподвижников Вебера выделялись
Георг Зиммель и Георг Лукач. В последние годы жизни Вебер отдал немало сил и времени политической социологии и публицистике.
Научный авторитет, Вебера, необычайно возвысившийся еще при его жизни, позднее превратил Вебера в общепризнанного классика современной социологии, влияние которого испытали все современные социологи.
Энциклопедическая по своему характеру теория Вебера основывалась на признании особого характера социальных наук, не сводимых, по его мнению, к наукам естественным. Вебер постоянно подчеркивал, что все общественные институты, структуры, формы поведения фактически основываются и регулируются тем смыслом, которым их наделяют люди. Иначе говоря, наш субъективный смысл, приобретающий всеобщий и обязательный характер, как раз и составляет суть социального. Другое название для этого понятия — рациональность, то есть соответствие социальных действий некоему образцу, который, в свою очередь, выражает суть общественного интереса эпохи, или идеального типа. При этом социология как раз и становится наукой об идеальных типах (то есть идеальных моделях, образцах), которые регулируют социальные действия людей.
Социальные действия людей, считал Вебер, могут рас- / сматриваться в качестве истинно социальных только в том случае, если они соотносятся с идеальными типами, обладая при этом целеполаганием — осознанно выдвинутой целью, соответствующей общественному образцу. В рамках социального действия индивид выражает свое Я, руководствуясь своим пониманием сущего и должного (тем, что хорош что плохо). Вот здесь как раз и кроется особая облас которой занимается социология. Она призвана в индивид альных и групповых действиях видеть раскрытие субъекти ных мотивов, которые реализуют себя согласно идеальнь типам (образцам).
Социология, разумеется, поднимается до уровня науЛ ного обобщения, ибо она обобщает («генерализует») час» ное, индивидуальное, субъективное. Но социология в отлм чие, например от философии, никогда, не отрывается Л частного и индивидуального; они как бы «живут», сущесд вуют в глубине социологической теории.
Итак, как социолог Макс Вебер требовал от социальн исследований сохранения связи с человеческой реальнД стью, с индивидуальным, но рассмотренными сквозь увел» чительное стекло общего, объединяющего людей в группЯ по любому данному признаку. ' 1
Социология, постоянно утверждал Вебер, должна оснсД вываться на научных суждениях, свободных от ueHHOCTei то есть от разного рода личных пристрастий ученого. (По добно тому, как врач, исследующий пациента, стремите избавиться от своих личных эмоций и побочных соображЛ ний.) Это делает социологию истинно объективной. Но пол| ностью отбросить этот важный субъективный элемент ни| когда не удастся, и социолог так или иначе будет подпадат! под влияние своих априорных убеждений, ожиданий и гило тез. Но в любом случае необходимо стремиться к макси мальной свободе от политических, экономических, идеоло гических ценностей, которые влияют на исследование.
Существенно иную картину социологического мира раз работал выдающийся французский социолог Эмиль Дюрк гейм (1858—1917) — одна из главных, наряду с Вебером фигур в истории социологии XX века. Родившись в семье известной своими глубокими религиозными традициями Дюркгейм и сам, по замыслу семьи, должен был стать рав-| вином. Однако рано заявивший о себе интерес к широком.' гуманитарному и естественнонаучному образованию наме тил иной путь для молодого Дюркгейма. После окончани? университета он преподавал философию в ряде провинци альных колледжей, а с 1887 года стал преподавать в Университете Бордо первый в истории систематический курс социологии. С 1902 года Дюркгейм — профессор Сорбонны.
Будучи искренним приемником Огюста Конта, Дюркгейм стремился создать социологическую теорию строго научного направления, при этом, однако, он серьезно видоизменил учение основателя позитивизма.
Так, в отличие от Конта, не желавшего рассматривать причины возникновения социальных явлений, а исследовавшего лишь процесс их возникновения (вопрос
«почему» Конт заменил вопросом «как»), Дюркгейм искал причины социальных феноменов.
В основе учения Эмиля Дюркгейма лежит концепция так называемого
«социологизма». Согласно фундаментальному убеждению французского социолога в основе общества находится некая особая «реальность», которая соединяет людей в нечто единое, устанавливает между ними солидарность особого рода и потому имеет свои общие и частные законы. Эти законы — предмет чисто социологического изучения, ибо они раскрывают суть и характер всех общественных явлений.
Указанная особая социальная реальность (то общее, универсальное, что превращает отдельных индивидов в часть социального целого) безраздельно господствует в обществе и диктует свои установления отдельному человеку в виде общественных «ожиданий», требований, принципов морали и т.д. Вот это соединение общего, «коллективного», вытекающего из закономерного, но связанного с индивидуальным (ибо только деятельность отдельных людей может наполнять общее его содержанием), Дюркгейм называл «социальным фактом».
Таким образом, социология как наука о социальных фактах занимается рассмотрением особой «надиндивидуальной» реальности, которая, между тем, делает реальным и отдельного человека. Говоря проще, все мы становимся действительно чем-то значащим для общества в той мере, в какой мы вовлечены в обшее и оказываемся носителями общественной морали и принципов.
Весь глубочайший смысл социологии как науки Дюрк-ffiHM видел в том, что социология помогает нам проникнуть в эту «общую» реальность через обобщение, согласно определенной методике, частных явлений и индивидуальных фактов поведения людей. Из этого следовало, что методы конкретных социологических исследований, статистиче ские данные не просто рисуют картину некоторых явлени] и процессов в обществе, но поднимают исследователя н, уровень новой реальности, раскрывающей совершенно но вый горизонт общества. Так, например, основанное на обоб щении большого статистического материала и использова нии целого набора социологических методик исследовани самоубийства, проведенное
Дюркгеймом, позволило ем описать такой феномен как социальная солидарность и ееИ аномалии, скажем, аномию. •
Все это и многое другое составляют основы «социоло-Д гизма», ставшего в теории Дюркгейма главным содержани ем социологии.
СОВРЕМЕННЫЕ ПОНИМАНИЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
Развитие социологии в XX веке, во многом исходившее' из принципов, выработанных Вебером и Дюркгеймом, характеризуется возникновением многочисленных школ и направлений, каждое из которых по-своему уникально и требует к себе самого внимательного и серьезного отношения, ибо раскрывает перед нами ту или иную перспективу (а подчас и несколько перспектив) рассмотрения общества. Причем, как было сказано вначале, ни одна из этих школ не может дать абсолютно непротиворечивого, универсального теоретического объяснения всего многообразия социально го мира, но сквозь призму своего подхода она рисует увле кательнейшую картину общества, во многом весьма убеди тельную.
В основе современной социологической науки лежит понятие теории, то есть некоего набора идей и принципов, которые в общем плане объясняют значительный круг социальных явлений. Причем теории не только объясняют различные связанные между собой явления, но способны и предсказывать их появление. Теория должна указывать на причины возникновения тех или иных явлений, а не только описывать их эмпирические характеристики.
Непосредственно к понятию «теория» примыкает и другое научное понятие —
«парадигма», вернее «научная парадигма». Это — общее представление о характере социологической реальности, некий общий принцип объяснения этой реальности, «образец», на который ориентируются исследователи. Характерная особенность современной социологии как раз и состоит в том, что она принимает несколько парадигм, признавая их равноценными и взаимодополняющими. Причем это разнообразие социологических парадигм вовсе не свидетельствует о слабости или неразвитости социологии. Напротив, чем более разнообразны парадигмы и социологические теории, тем в целом мы быстрее приближаемся к пониманию социальной реальности или тем лучше мы
«конструируем» ее, то есть воссоздаем в нашей деятельности некий интегральный образ плюралистических парадигм.
Как бы то ни было, но среди различных школ социологии XX века чаще всего выделяют три направления, три парадигмы: функционализм, конфликтологический подход и, наконец, символический интеракциокизм (табл.1).
Таблица 1
|Функционализм |Конфликтологическая |
| |социология |
|Общество в целом |Трения и конфликты между|
|состоит из тесно |социальными группами — |
|связанных друг с другом|естественное состояние |
|компонентов; они тесно |общества: социальная |
|взаимодействуют друг с |жизнь есть нескончаемый |
|другом и в целом |процесс борьбы за |
|поддерживают |власть. |
|существование всей | |
|системы. | |
|Общество развивает свои|В каждом обществе |
|институты, которые |ресурсы и материальные |
|адаптируются к внешней |средства распределяются |
|среде и обеспечивают |неравномерно. |
|этим выживаемость всей | |
|системы. | |

Функционализм
Все социальные явления и факты должны рассматриваться под углом зрения их последствий.
Дисфункциональные формы поведения и институты угрожают самовыживанию общества; подобные формы поведения и институты подлежат контролю и устранению.
Конфликтологическа я социология
Социальные структуры закрепляют преимущества одних социальных групп по отношению к другим; группы, находящиеся наверху, так организуют общество, чтобы поддержать г укрепить свое господство.
Почти каждое социальное действш служит выгоде одних общественны] элементов и наносит урон другим эле ментам.
Символический интеракционизм
Отдельные лица стремятся понять смысл социальных взаимодействий. Смысл социального действия не несет заранее обусловленного смысла; социальные смыслы постоянно изменяются и варьируются.
Erich Goode. Sociology. Englewood Cliffs, 1988, p. 21.
Для интерпретации социального акт;
(поведения) необходимо понят] смысл поведения тех, кто осуществля ет данный акт.
Надо, конечно, учитывать, что это сугубо общее деленщ и что многие направления современной социологии не соот ветствуют ни одному из трех направлений. И тем не менее три парадигмы теоретической социологии позволяют уви деть основные проблемы осмысления общества, которых придерживаются социологи.
ЧИКАГСКАЯ ШКОЛА
Стремление превратить социологию в строго научную дисциплину, имеющую как теоретическое, так и практическое значение, было характерно для представителей Чикагской школы социологии — группы американских социологов, разрабатывавших проблемы городской социологии в 20-е годы и формировавшихся вокруг социологического
/4^«-Ч/ 1 ГТ 1_ТС*Т"Д U 1Л1/ О TVT/ /^«Ч/^ * FlITJni-kl-kf-ltJfarrm t-
1 fits ^ f- ГЧЛЛЛ Г1ГЧ/ГД fTI ностью среди представителей Чикагской школы стал Роберт Парк (1864—1944) — основатель социально-экологической теории.
Роберт Парк исследовал коллективное поведение людей в тесной взаимосвязи с той рукотворной средой, которую они создают. При этом «социальные коллективности» образуют особые взаимодействия со средой, которые Парк называл «биотическими» (не путать с биологическими). В отличие от биологического, биотический принцип включает в себя социально- психологический и культурный факторы, но продолжает тем не менее удерживать биологическую детерминанту своей связи со средой. Конкуренция индивидов, в частности, проявляется в том, что они захватывают определенные пространства
(«зоны») и расселяются в них. Чисто социальные явления — экономические, политические, культурные — вырастают на экологической основе взаимодействия популяций со средой.
В этом смысле формирование современных городов — «метрополисов» и
«мегаполисов» — подчиняется строго биотическим и экологическим законам, которые проявляют себя в планировании городов. Так, Роберт Парк предложил концентрическую модель городского зонирования, согласно которой различные сообщества расселяются на городской территории по принципу концентрических кругов. Каждая «зона» имеет свою функцию, социальный состав, профессиональную ориентацию.
Экологическая социология Парка позволила увидеть в структурах общества строго детерминированные закономерности, сочетающие в себе биологические и социальные факторы.
ФУНКЦИОНАЛИСГСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ ^
Выступая во многом наследниками Г.Спенсера, современные социологи- функционалисты, и прежде всего американский социолог Роберт Мертон (род.
1912), разделяют точку зрения, согласно которой общество в целом и его отдельные части имеют тесную взаимосвязь, которая за- чиваются способом, обеспечивающим гармоничное их функционирование в соответственных связях друг с другом в системе, либо, наоборот, не упорядочиваются, причем тоже каким-нибудь определенным и объяснимым способом». ( 1, с.360). Из этого пространного и непростого для понимания отрывка следует, что интеграция системы заключается либо в ее стабильности
(«гармоничное функционирование»), либо в ее преобразовании, в том числе радикальном, но таком, при котором сохраняются разумность и определенность этого преобразования. Все остальное ведет к хаосу и умиранию.
Представителей функционального анализа и системно-функциональной социологии нередко упрекали в том, что они нарочито рисуют стабильные системы, как бы априорно подразумевая, что стабильность это положительное качество, а конфликт и изменчивость суть лишь негативные отклонения. В современных условиях представляется, однако, что эти упреки правильно обнажали проблему, но тем не менее требуют одной поправки. Акцент на стабильность системы не недостаток, а очевидное достоинство функционалистских подходов к социальной реальности.
КОНФЛИКТОЛОГИЧЕСНИЕ ТЕОРИИ
В противовес функционалистским подходам, всемерно-подчеркивавшим стабилизационные и эволюционистские моменты социального развития, в современной западной социологии существует как бы противоположный стиль социологического мышления, который видит в обществе не консенсус, не сбалансированность мотивов и взаимных ин тересов, а борьбу различных групп и направлений, резуль тирующая которой и формирует существующие социальные структуры и отношения.
В самой далекой перспективе истоки подобного подходи можно обнаружить в социальной философии великого анг-лийского философа XVII века Томаса
Гоббса, считавшего «войну всех против всех» естественным состоянием человечества, не обретшего гражданского состояния. Однако го раздо более близкие и значимые корчи конфликтологиче-ского подхода можно обнаружить в социологическом наследии Карла Маркса.
Марксистская теория экономической детерминированности социальных отношений, классовых антагонизмов, классовой борьбы, соперничества различных форм собственности, классовой предопределенности общественного сознания и многое другое, быть может, в несколько иной терминологической интерпретации широко используется современными западными социологами-теоретиками. Однако примечательно то, что использование марксистского экономического детерминизма осуществляется на Западе >бирательно. Из марксизма выбрасываются такие его важ-1 йшие компоненты как теория диктатуры пролетариата, гволюционной партии, этический релятивизм и оставляется лишь самые общие теоретические подходы. При этом также предпочитают не обсуждать практику реального марксизма в странах Восточной Европы и в России, ибо она, естественно, может дискредитировать и многие теоретические положения марксизма. В итоге марксизм в современной западной социологии имеет весьма рафинированный, фрагментарный и существенно либеральный характер.
Одновременно с этим ряд современных социологов попытались создать теорию конфликта, которая не была бы прямым продолжением марксизма. Это, однако, оказалось не столь легкой задачей, ибо конфликтологические теории были лишены мощной универсальной базы, которой обладал марксизм. Тем не менее можно говорить о самостоятельном конфликтологическом направлении в современной социологии.
Одним из видных радикальных социологов стал Райт Миллс (1916—1962) — американский социолог, проела^ вившийся своими исследованиями властвующих элит в современном западном обществе. Представляя современное общество в виде социально-политической и экономической структуры, Миллс доказывал, что реальное влияние на эти структуры оказывается небольшими группами политических деятелей, бизнесменов и военных. Свою теорию Миллс с очевидностью противопоставлял структурному функционализму Парсонса.
Наиболее полно роль социального конфликта раскрыл другой американский социолог Льюис Козер, который относил конфликт к области сугубо идейных явлений. Конфликты обнаруживают себя в социальном развитии по мере того, как определенные группы соперничают за власть, перераспределение доходов, за монополию на духовное лидерство и т.д. Всякое общество не только потенциально содержит в себе возможность конфликтов, но более того. общество может осуществлять себя только через баланс конфликтов, которые устанавливают принципы социального взаимодействия между группами и индивидами.
Немецкий социолог Ральф Дарендорф (род. 1929) в своей «теории конфликта» исходил из того,что в каждом обществе существуют осевые линии социальных конфликтов. Конфликт, по его мнению, рождается из того, что одна группа или один класс сопротивляются «давлению» или господству противоположной им социальной силы. Причем, по мнению Дарендорфа, конфликт есть оборотная сторона всякой интеграции и потому он так же неизбежен в обществе как и интеграция социальных институтов. За фасадом единства и взаимодействия социальных структур находятся конфликтующие мотивы и интересы этих структур и их носителей. Дарендорф создал целую классификацию различных типов микро- и макроконфликтов, наполняющих общество. Задача не состоит в том, считает
Дарендорф, чтобы избежать или снять конфликты — это невозможно. Необходимо направить их по определенному руслу, не разрушающему всю систему и ведущему ее к плавной эволюции. Для этого следует максимально формализовать конфликты, то есть вывести их на поверхность общественной жизни и сделать предметом открытых дискуссий, обсуждений в прессе, су дебных разбирательств и т.д. Более того, наличие открытых и демократически разрешаемых конфликтов
— свидетельство жизнеспособности общества, ибо любое социальное развитие подразумевает неравномерность распределения и, соответственно, конфликтные ситуации.
Наряду с другими социологическими теориями конф-ликтологическая социология дала свою версию социального мира. Эта версия не была универсальной, но она, как другие подобные версии, показывала важную перспективу рассмотрения социальных структур и процессов.
СИМВОЛИЧЕСКИЙ ИНТЕРАКЦИОНИЗМ
Символический интеракционизм, возникший в 20-е го-]ч нашего века, предопределил возникновение многих со-гменных социологических школ.
Название этого течения еоретической социологии можно объяснить следующим разом.
Термин «символический» обозначает,» что эта социологическая школа делает акцент на «смысле», который вкладывают действующие лица («актеры»), когда они вступают во взаимодействие — то есть «интеракцию» (взаимодействие). За этим техницистским языком скрывается широкая социологическая теория, рассматривающая общество с точки зрения поведения индивидов, вовлеченных в акты поведения и взаимодействия.
Основатель символического интеракционизма, выдающийся американский социолог и социальный мыслитель Джордж Герберт Мид (1863—1931) в своих теоретических построениях исходил из того, что общество можно объяснить только путем рассмотрения принципов поведения людей. Причем эта теория оперирует тремя главными посылами. а) Любое действие или акт поведения происходит только на основе того смысла, который действующий субъект (актер) вкладывает в свое действие.
Иначе говоря, наше поведение в большей или меньшей степени осмысленно.
Причем все эти значения проистекают из общих социальных символов.
Например,"отказ участвовать в военных действиях означает (символизирует) личную трусость. Для другого человека тот же акт может символизировать сознательный пацифизм, то есть уже иной символ. Но в том и в другом случаях за актами поведения стоят общественные символы. традиции былых времен, сегодня оно используется в документах, юридических актах, названиях учреждений и т.д. В этом случае многие явления социальной жизни ( в частности, политика, экономические отношения, институты), не рассматриваются как формы социальных связей и выпадают за границы социальной жизни. В нашей работе в этом контексте термин социальное не используется.
Во втором случае слова «социальное» и «общественное» используются как полностью идентичные. Конечно, общество — высшее образование, детище социального. Только в обществе как целостности социальное как особое свойство приобретает наиболее развитые формы. Но социальное шире общественного. Поэтому для обозначения процессов, явлений, эффектов, возникающих лишь в рамках всего общества, мы используем термин
«общественный» (в научной литературе есть его аналог — социетальный).
Мы применяем термин социальное в третьем — в самом широком смысле слова, как качественно новое, особое, специфическое для человека свойство жизнедеятельности. Оно пронизывает все явления особого (социального) состояния жизни, как его элементарные формы (мотив социального действия), так и сложные системы (культура как целостность) , как отдельные
(социальные) действия, так и развитые (социальные) институты.
Итак, мы подошли к вопросу о том, как социализированные начала человеческой жизни, синтезируясь, порождают живую ткань социальной действительности.
В центре нашего внимания в следующем разделе — базисныед^лементы социальной жизни, которые существуют, проявляются во всех сферах человеческой жизни.
Раздел IV
БАЗИСНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ СОЦИАЛЬНОЙ ЖИЗНИ
1. Социальное действие
Если взглянуть на нашу жизнь сверху, как бы с высоте птичьего полета, перед нами откроется картина, до бол1 напоминающая муравейник: одни куда-то спешат, друпк трудятся, третьи ждут, стоят в очереди и т.д. Все что-т( делают, суетятся, постоянно входят в различные контакть и т.д. Что же является тем исходным элементом, своеобразным далее неделимым атомом этой живой социальной реальности? Социальное действие. В нем как в зародыше содержатся все основные черты, противоречия, движущие силы, характерные для социальной действительности. Не случайно выдающиеся классики социологии
М.Вебер и Т.Парсонс, несмотря на различия в подходах, уделили первоочередное внимание в своих социологических доктринах именно действию
(М.Вебер — социальному действию, Т.Парсонс — единичному действию).
АНАТОМИЯ СОЦИАЛЬНОГО ДЕЙСТВИЯ
/
«Социальное действие (включая невмешательство или терпеливое приятие) может быть ориентировано, — согласно М.Веберу, — на прошедшее, настоящее или ожидаемое в будущем поведение других. Оно может быть местью за прошлые обиды, защитой от опасности в настоящем или мерами защиты от грядущей опасности в будущем. «Другие» могут быть отдельными лицами, знакомыми или неопределенным множеством совершенно незнакомых людей». (3, с.625)
Социальное действие синтезирует в себе, и это следует из вышеприведенного определения: а) момент действия; б) момент ориентации на другого.
Несколько слов о человеческом действии как таковом. Оно побуждаемо определенной потребностью человека, которая приобретает форму идеальной цели. Здесь внутренний импульс действия, его энергетический источник.
Неудовлетворенность, выступающая в различных формах (голод, моральный дискомфорт, творческое беспокойство, тревога и т. д.), есть свидетельство противоречия между тем, что необходимо человеку, и тем, чем он обладает, имеет в наличии в данный конкретной среде. Неудовлетворенность побуждает к целенаправленному действию. Цель — это ожидаемый результат, в котором потребность должна найти свое разрешение, неудовлетворенность снята. В результате действия цель достигается, наступает момент равновесия Деятеля, его потребностей и внешней среды.
Используя идеи Т.Парсонса, разведем а) Деятеля с его потребностями, целями; б) «ситуацию» как совокупность конкретных условий, обстоятельств среды, в которой действует деятель и в) «ориентацию Деятеля на «ситуацию», благодаря которой вырабатывается конкретный план реализации потребности, цели.
Деятель (будь то индивид или группа) выделяет в конкретной ситуации различные объекты по их значимости для достижения цели, различает полезные или вредные для себя элементы ситуации, определяет, что требует первоочередного внимания, а что может быть рассмотрено как второстепенное, анализирует, что произойдет, если начать процесс целедостижения тотчас или отложить его на определенный срок и т.д.
Все эти «взвешивания» вариантов, шансов характерны для любого человеческого действия. Но мы имеем дело с социальным действием в том случае, когда
Деятель, ориентируясь на ситуацию, принимает во внимание реакцию других людей, их потребности и цели, вырабатывает план своих действий, ориентируясь на других, строя прогноз, учитывает, будут способствовать или препятствовать его действиям другие социальные субъекты, с которыми он должен взаимодействовать; кто и как себя скорее всего поведет, с учетом этого, какой вариант действий следует избрать.
Не всякое человеческое действие, следовательно, есть действие социальное.
Ибо достижение не всякой цели предполагает ориентацию на других людей.
Так, ученый естествоиспытатель стремится реализовать научно-познавательную цель. Он знает, какова научно-познавательная ситуация, то есть, что известно об изучаемом феномене, а что является еще предметом споров, дискуссий. Исходя из этого, он вырабатывает план решения сугубо научной задачи, выдвигая гипотезу, пути ее доказательств. Здесь мы, как и во всех случаях, когда идет речь толькоо взаимоотношениях (в данном случае познавательных) человека с природой, не имеем социальных действий. Конечно, способность человека ставить научную цель, решать ее является продуктом социального развития. Поиск ученого базируете я на научном фундаменте, созданном предшествующими поколениями, и не только ученых. Каждая формула, технология — это есть социальный продукт. И в этом смысле, исследуя природу, ученый смотрит на нее глязами всего общества, и прежде всего сообщества ученых, взятого в историческом протяжении. Но в данный, конкретный момент, в ходе решения сугубо познавательной задачи, сам поиск ученого не ест ь социальное действие. Другое дело, что в процессе решения познавательной задачи у него возникает потребность в создании наиболее благоприятных условий для этого: получить признание коллег, преодолеть возможные препятствия со стороны других. Вот здесь-то мы имеем дело уже с наукой как системой взаимодействия людей. Соответственно, действия ученого по упреждению возможных препятствий со стороны других, обеспечению признания своего достижения в сообществе ученых — это уже социальные действия^
Таким образом, человеческое действие тогда приобретает характер социального действия, когда оно ориентировано на других, когда оно предполагает прямое или опосредованное взаимодействие с другими людьми. Напомним, эта ориентация может осуществляться как на конкретное лицо, так и на группу своих знакомых, незнакомых (поведение в автобусе); на сообщество, членом которого он является (коллектив, нация), или на все общество; может иметь в виду как прошлое (месть), так и настоящее или ожидаемое будущее
(упреждающие действия).
Означает ли сказанное, что всякое столкновение людей есть социальное действие? Нет, не всегда. Представим житейскую ситуацию, как бы зафиксированную в кадрах кинопленки. Кадр первый: прохожего обрызгала из лужи машина; кадр второй: прохожий в сердцах (или вслух)проклял водителя за то, что он игппг.тч.. г. о-/.. ..».....". ----- третий: водитель, увидев, что он не умышленно натворил, останавливает машину, выходит из машины, намереваясь извиниться перед прохожим. Кадр четвертый: между прохожим и водителем состоялся небольшой обмен любезностями. Кадр первый — в действии водителя нет социального действия
(если он не умышленно сделал это). Кадр второй — прохожий совершил социальное действие. Кадр третий — водитель совершил социальное действие.
Кадр четвертый — и водитель, и прохожий вошли в социальный контакт.
И еще одна ситуация, о которой упоминал еще М.Вебер. ...Внезапно пошел дождь, прохожие все открыли зонты. Здесь нет социального действия. Хотя внешне, казалось бы, что прохожие сговорились, или открыли зонты по команде.
В социальном действии как в капле отражаются основные проблемы социальной жизни и, следовательно, социологии. Какие проблемы, на какой вариант их решения указывает анализ социального действия? Это, на наш взгляд, проблема потребностей как источника социального развития и проблема мотивации как смыслообразующего начала деятельности. Рассмотрим их последовательно.
Ориентация на других возникает как важнейшее средство, условие удовлетворения потребностей Деятеля, реализации его жизненных целей.
Необходимо различать потреб-ностно-целевые моменты деятельности и инструментально-социальные условия, средства их достижения. Крайняя затруднительность (а для современного человека невозможность) удовлетворения своих потребностей без взаимодействия с другими фактически принуждает Деятеля к учету интересов других, возможной их реакции на его действия. Иначе — хаос, который вреден всем. Ориентация на других, выполнение ожиданий-обязательств — своеобразная плата, которую Деятель должен платить за спокойные, надежные цивилизованные условия удовлетворения своих потребностей.
Вместе с тем, модель социального действия позволяет выявить качественный критерий эффективности организации социальных связей. Этот критерий в том, насколько данный акт взаимодействия (и шире — система социальных связей) обеспечивает удовлетворение потребностей, достижение целей Деятеля. Не будем заранее обвинять Деятеля в индивидуализме. Как мы покажем чуть ниже, индивидуализм — это крайняя и в общем-то нежизнеспособная форма мотивации. В том случае социальная среда, конкретные связи с людьми могут быть признаны Деятелем разумными, если они позволяют удовлетворять потребности (безразлично какие, — витальные, нравственные и т.д.), реализовать его цели. Если данная сеть взаимосвязей не позволяет этого достичь, формируется неудовлетворенность, побуждающая к перестройке данной системы социальных связей. Изменение социальных связей может ограничиться незначительными корректировками, а может потребовать и кардинальных изменений всей системы связей.
... Китайские студенты, выйдя на площадь Тяньаньмэнь, стремились реализовать политические цели, связанные с потребностями личной свободы и т.д. Побудило их к пересмотру традиционных конфуцианских принципов социальной жизни с их подчинением власть предержащим сравнение своей жизни с жизнью граждан демократических стран, что породило неудовлетворенность своим положением, вызвав активные действия.
Возьмем нашу страну, где мы, побуждаемые стремлением повысить уровень жизни, добиться большей свободы и т.д., вначале стремились изменить систему социальных связей, не проводя ее коренного преобразования. Но когда выяснили, что, видимо, попытки решить эти проблемы в рамках сохранения социалистических принципов не дадут искомого результата, в обществе стали нарастать настроения в пользу более радикального изменения системы общественных отношений, которые у нас и происходят.
В данном случае для нас важно проанализировать самую основу социального действия как некоего идеального типа, элиминируясь (отвлекаясь, забывая) от регуляторов, критериев, по каким Деятель будет взвешивать пользу и вред, от влияния культурных традиций на восприятие того, что такое добро, а что такое зло. Все это нас ждет впереди: при рассмотрении социальных связей и взаимодействии,регуляции прямых и опосредованных социальных связей, культуры, источников ее развития и т.д. Сейчас же речь идет лишь об анализе некоего идеального первокирпичика социальной жизни — элементарном социальном действии.
Человек наиболее значимые поступки совершает осмысленно. Это в наибольшей мере касается социальных действий. Поэтому понимание социальных действий
(как индивида, так и группы людей) невозможно без учета мотивации, того внутреннего идеального смысла, который вкладывает Деятель в свои усилия.
Мотивация социального действия содержит в себе два начала: — индивидуальную цель, воспроизводящую потребность человека (в данном случае безразлично, идет ли речь о потребности в еде, или в образовании, потребности в утверждении собственного достоинства, чести );
— ориентацию на другого, «ожидание», учитывающее возможную ответную реакцию окружающих.
Соответственно индивидуальная «цель» и «ориентация на другого» в своем синтезе образуют мотив социального действия.
К примеру, научный-работник хотел бы удовлетворить свою потребность в расширении научных исследований. Индивидуальная цель ясна. Но нет необходимых материальных возможностей, нужна поддержка руководства и т.д.
Что предпримет ученый, каков смысл его действий — убедить своих руководителей в перспективности этого направления, а сегодня, скорее всего, еще и поискать спонсора и т.д.
Другими словами мотив социального действия представляет собой индивидуальную цель, осмысленную сквозь призму социальных отношений, связей, ожиданий. Следовательно, конкретное содержание, направленность мотива будет определяться тем, как эти два начала будут соотноситься, взаимодействовать.
Т.Парсонс выделил так называемые типовые переменные действия — систему основных ориентации, «срабатывающих» в процессе выбора варианта действия.
Это пары, характеризующие возможности альтернативного выбора, в частности, между:
(1) — действием исключительно в собственных интересах или необходимостью учета в своем поведении потребностей коллектива («ориентация на себя — ориентация на коллектив»);
(2) — стремлением к удовлетворению непосредственных, сиюминутных потребностей или отказом от последних ради перспективных и важных целей;
(3) — ориентация на социальные характеристики другого индивида или имманентно ему присущие качества (пол, возраст, внешний вид);
(4) — подчинением индивидом своего поведения какому-то общему правилу или учетом специфических моментов данной ситуации; и т.д.
Достаточно скрупулезно выделенные Т.Парсонсом основные альтернативы (в реальной жизни их значительно больше) свидетельствуют о многомерности мотивации конкретного социального действия, о том, какое многообразие ракурсов анализа путей достижения цели в конкретных социальных условиях сплетается подчас в одном элементарном мотиве.
Вернемся к научному работнику, желающему продолжить свои исследования... Он пришел к директору своего НИИ. Как поведет себя директор? С одной стороны, он знает, что средств для продолжения исследований а институте крайне мало
(тем более в современных условиях), только бы продержаться, сохранить людей, с другой сто роны, он знает, что данное направление перспективно, а у сидящего напротив ученого есть неплохие заделы, первые результаты (2 альтернатива}. Вместе с тем, директор испытывает к этому ученому личную неприязнь, поэтому, хотя достаточно высокий статус научногоработника
(доктор наук и т.д.) позволяет ему рассчитывать на развитие исследований, но, ... (3 альтернатива). Однако, стоит ли обращать внимание наличную неприязнь и обиду, если эти исследования могут наверняка принести НИИ успех, признание ( 1 альтернатива)...
Каждая из предложенных альтернатив, как видим, вносит свою лепту в мучительный выбор мотива. В конкретный мотив, как в воронку, сливаются и иерархия ценностей, и интеллектуально-культурная готовность личности анализировать ситуацию. Сказываются и особенности темперамента личности, его ригидность (непреклонность, упрямство), волевые качества, эмоциональная близость к данному человеку и т.д.
Борьба мотивов — так называют социологи ситуацию, аналогичную нами обрисованной, — порождает достаточно острые, чаще всего, невидимые со стороны внутренние пе- реживания личности. В данном случае нам важно обратить внимание на то, в каких многообразных аспектах, ярусах может проявляться альтернатива на достижение личной цели и ориентации на другого, изначально определяющая внутреннюю драму мотивационной сферы личности. И разработать какую-либо формулу, по которой можно было бы рассчитать выбор мотива данной личностью в данной конкретной ситуации, — скорее всего невозможно. Но в целом, если брать целостную систему действий, определенная направленность конкретной личности прослеживается.
Непредсказуемость поведения личности имеет свои границы. Она должна укладываться в рамки социальной целесообразности, не нарушать социальных связей. Иначе социальное лишилось бы едва ли не главного своего преимущества — предсказуемость и выполнения человеком своих обязательств.
Как удается столь подвижную систему, как мотивация, уложить в определенные рамки? Каковы социальные причины борьбы мотивов? Об этом разговор позже, при рассмотрении социальных ролей и ролевых конфликтов (Раздел VI).
В этом контексте остановимся на мотивации по основанию «ориентация на себя
— ориентация на других». В самом огрубленном виде можно выделить: индивидуалистическую мотивацию (как в ее крайних, так и в более сдержанных вариантах) — гуманистическую мотивацию — альтруистическую мотивацию (как в ее грубых, так и более мягких, сдержанных вариантах).
На выбор Деятелем конкретной мотивации влияет ряд обстоятельств.
Сказывается влияние ситуации, нравственной культуры конкретной личности и принятая в данном обществе, культуре система ценностей, приоритетов. Роль последнего обстоятельства в том, что оно выступает по отношению к конкретной личности как фактор социализирующий, в немалой степени определяющий поиск Деятелем путей решения своих индивидуальных целей, во многом определяет типичный для данного общества индивидуальный выбор.
Культуры могут различаться между собой, и подчас достаточно ощутимо, по поводу степени предпочтительности различных вариантов социальных действий выбо ра той или иной ориентации, о которых мы говорили выше. В данном случае мы лишь отметим, что в ходе исторического развития культур, социального отбора
(селекции) крайние варианты, альтернативы «на себя — на коллектив» были отброшены. Они ведут или к хаосу в обществе, или к духовной, да и физической, гибели индивидуальности.
М.Вебер, сделавший столь существенный акцент на социологическом анализе мотивации социального действия, сфокусировал внимание на другом ее аспекте
— степени участия сознательных, рациональных элементов в этом процессе.
В основание классификации социальных действий было положено целерациональное действие. «Целерационально действует тот индивид, чье поведение ориентировано на цель,^ средства и побочные результаты его действий, кто рационально рассматривает отношение средств к цели и побочным результатам.., то есть действует во всяком случае, не аффективно (прежде всего не эмоционально) и не традиционно», т.е. не на основе той или иной традиции, привычки. (З.с.629),
Иначе говоря, целерациональное действие характеризуется ясным пониманием
Деятелем того, чего он хочет добиться, какие пути, средства для этого наиболее пригодны, эффективны. Все составляющие целерационального действия строятся на глубокой рефлексии сознания. Деятель рассчитывает возможные реакции окружающих, как и в какой . мере их можно использовать для своей цели и т.д.
Возможное противоречие между индивидуальной целью и ориентацией на другого может быть разрешено в целера-циональном действии самим Деятелем. Он сам соотносит цель и средства, просчитывает положительные или отрицательные последствия своих действий и находит разумную меру сочетания личной цели и социальных обязательств.
Очевидны преимущества полностью осмысленных, просчитанных действий. В подобной мотивации в наиболее концентрированном виде проявляется все, на что способен разум человека, освобожденного от чувств, пут предрассуд- ,. ков, внешнего принуждения, собственных привычек, слабо- стей. И в этом просматривается мощный гуманистический потенциал социологических подходов М.Вебера.
Вместе с тем, надо быть реалистами, — это лишь идеальная модель, играющая роль некоего образца, по степени достижения которого мы можем судить о разумности действий и поступков. В реальной же жизни встретиться с такого рода действиями удается отнюдь не часто.
Более массовым является ценностно-рациональное действие, подчиненное определенным требованиям, принятым в этом обществе ценностям, будь то в виде религиозной нормы, или в виде нравственного долга, или эстетических принципов. Для индивида в этом случае нет какой-либо рационально понятой цели, он строго ориентирован на выполнение своих убеждений о долге, достоинстве, красоте. Ценностно-рациональное действие, по словам М.Вебера, всегда подчинено «заповедям» или «требованиям», в повиновении которым данный человек видит свой долг.
В этом случае сознание Деятеля не полностью раскрепощено; принимая те или иные решения, он строго ориентируется на ценности,-принятые в обществе. В разрешении противоречий между личной целью и ориентацией на другого он полностью полагается на принятые в обществе ценности, нормы.
Два других вида социальных действий — аффективное и традиционное находятся на самой границе, а часто даже за пределом того, что «осмысленно», осознанно ориентировано, т.е. действием, подлежащим социологическому анализу. Аффективное действие обусловлено чисто эмоциональным состоянием, осуществлено в состоянии аффекта. Оно характеризуется минимальными значениями рефлексии сознания, его отличает стремление к немедленному удовлетворению страсти, жажды мести, влечения.
В традиционном действии также предельно минимизирована самостоятельная деятельность сознания. Оно осуществляется на основе глубоко усвоенных социальных образцов поведения, норм. пере шедших в привычное, традиционное, не подлежащее проверке на истинность. R разряде традиционных действий может оказаться как «нравственно» привычное, что говорит о том, что самостоятель ное моральное сознание данного человека «не включено», он поступи ет «как все», «как принято испокон века», так и привычное в бытовом смысле. В последнем случае мы имеем дело с самой распространенной и в общем- то естественной формой человеческих действий, составляющих основу социальной жизни, ее привычный и естественный фон.
В реальной жизни встречаются все перечисленные виды социальных действий.
Некоторые из них, в частности, традиционно-нравственные, вообще могут являться характерной, типичной для определенных слоев общества. Что касается отдельной личности, то в ее жизни есть место и аффекту, и строгому расчету, традиционно привычному, и ориентации на свой долг перед товарищами, родителями. Отечеством. При всей привлекательности и даже в чем- то романтической возвышенности целерационального действия, оно никогда не может и не должно быть чрезмерно распространенным. Иначе будет во многом утрачена прелесть и многообразие, чувственная наполненность социальной жизни. Другое дело, что чем чаще при решении сложных, узловых проблем социальной жизни субъект будет целерационален, — тем выше вероятность, что личность (социальная группа, общество в целом) будет развиваться эффективно.
Вероятность реализации того или иного типа мотивации социального действия зависит от множества причин. В частности нередко, сказываются индивидуальные особенности, культурно-интеллектуальные возможности конкретных индивидов. Но если мы попытаемся понять причины массовости распространения того или иного типа мотивации, мы обнаружим, что очень многое зависит от общества, соц-иокультурной среды. Насколько они позволяют, стимулируют целерациональное или традиционное действие, насколько они ограничивают, подавляют один тип поведения и стимулируют другой. Исторический опыт, накопленный человечеством хотя бы за последнее столетие, свидетельствует: человек всегда будет жить неодномерно, противоречиво. Аффективное будет причудливо сочетаться с целераци-ональным, иррациональное с ценностно-рациональным и т.д. Но там, где существенно сужается сфера применения целерационального, наступает простор для мракобесия, мифов, тоталитаризма, устанавливается атмосфера безудержного доверия и восхищения вождями, человеческий здравый смысл уходит в подполье.
* * *
Мотив действия, «смысл», который придает человек своим усилиям... Не они ли своеобразные архитекторы реальной социальной действительности? Какой смысл усматривает человек, какие ценности он утверждает в своей деятельности, такую реальность во многом он и творит. Конечно, не все, что замышляется нами, осуществляется. Причин тут немало. И прежде всего, нередко наши желания могут столкнуться с нежеланием других. Но жизнь в целом подвластна тому, чего люди хотят достичь, во что они верят, какой хотят сделать ее, в чем видят смысл своего бытия.
Вспомним С.Давыдова, героя шолоховской «Поднятой целины». Ведь действия этого отнюдь не полностью вымышленного героя по раскулачиванию и созданию колхоза в его сознании (да и в нашем) имели высокий смысл, осененный коммунистической идеей. И построили же колхозный строй, морально, а подчас и физически уничтожая огромную массу несогласных. Как и этика протестантизма во многом определила конкретное обустройство жизни, характерное для Западной Европы.
...Надо помнить, что неизменная мотивация имеет тенденцию порождать, воспроизводить аналогичные по социальному смыслу действия, и, следовательно, аналогичную социальную реальность. Пока не изменился смысл деятельности, наивно надеяться на изменение самих социальных действий людей. Может меняться вещно-предметная оболочка социальной реальности, но существо социальных связей, аспектов мало меняется. Шейх на молитву может ездить и на «Мерседесе». Не здесь ли разгадка того парадокса, вызывающего, надеемся, глубокое беспокойство и у читателей, что мотивация рыночной деятельности многих отечественных предпринимателей, замешанная на мафиозно- криминальных основах, сформировавшихся в былые времена, сегодня воспроизводит нередко рыночно-мафиозную реальность, как воспроизводится и
«большевизм» политиков, их желание во всех случаях, пусть даже на развалинах, одержать верх над своими оппонентами и т.д., и «страсть» к использованию служебного положения, привилегиям, и правило двойной морали, телефонного права...
Мы далеки от мысли приписать «смыслу» некую фантастическую, «божественную» силу. Смысл деятельности не возникает откуда ни возьмись. В его формировании, и это для нас не подлежит сомнению, существенную роль играют внешние факторы, включая материальные и т.д. Но получая жизненные импульсы извне, смысл обладает собственным «маневром», существенной независимостью, устойчивостью и т.д. Человек видит, чувствует, оценивает внешние импульсы всегда через фокус ценностей, которым он привержен, смыслов, во имя которых он живет и хочет действовать.
Наш пафос не в том, чтобы всю проблематику социологии свести к смыслам, ценностям. Подытоживая анализ мотивации социального действия, мы обращаем внимание на то, что, осмысливая социальную реальность, отвечая на вопрос, почему человек действует так, а не иначе, почему мы «имеем то, что имеем», надо всегда особое, гораздо более пристальное внимание, чем это мы делали раньше, уделять идеальной, смыслообразующей стороне жизнедеятельности — культуре.
* * *
Завершаем описание социального действия. Если вернуться к образу социальной действительности, предложенному выше — ковру, — мы проанализировали элементарный узел. Узел, в котором сплелись нити, начала социальной жизни; узел, который и есть основа ковра. Теперь просматривается и путь дальнейшего анализа: а) деятельная реализация ориентации на другого, т.е. социальные связи, взаимодействия; б) культура как система смыслов, мотиваторов действия; в) личность, ее потребности как источник действия.
2. Социальная связь
Вряд ли кто будс1' оспаривать утверждение: «Человек тысячами невидимых нитей связан с другими людьми, обществом». Но в чемс^ысл этих связей, каково их внутреннее строение? В сложной сети социальных отношений каждый из нас ощущает, q^o одни для него более значимы, другие менее. Сбой, проб/темы, конфликты в одной системе отношений могут сказаться на всем течении жизни, а в других — могут остаться не ^олее, чем неприятным эпизодом. Различаются ли связи ив ЗДУ собой? Если различаются, то как, что позволяет отдельным связям приобретать в нашей жизни решающую po.ii,?
Попробуем разобраться с этими вопросами.
ВНУТРЕННЕ СТРОЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СВЯЗИ
Субъекты (идет ли речь о единичном индивиде или общности) вступают ио взаимодействие, так как зависят друг от друга. Эта заци^ччость возникает в процессе удовлетворения их потребят™' реализации их жизненных целей и установок. Если попытаться сказать о зависимости просто и ясно, то можно выразить этот первичный элемент социальных взаимоотношений следующим образом: «Я завишу от него в тех случая?!' когда конкретные предметы, ценности, условия, которые требуются мне, находятся в его распоряжении».
Причем речь может идти как о материальных ценностях, так и о ^оральны
(например, желание получить признание, одобрение, поддержку) и т.д.
Зависимость » одно и то же явление, на что обратил внимание P.MepTOt может вызывать различные последствия, совокупность кс торых определяет агрегированный (совокупный) функцис нальный результат, на основе чего можно говорить о соцк альной функции данного явления, человека в целом. И не оборот, к одним и тем же следствиям могут приводить сами различные действия, поступки, что позволяет говорить функциональных заменителях (эквивалентах, альтерната вах). Просвещать могут учителя и телевидение (они фут циональные эквиваленты). Телевидение может и просв< щать, и рекламировать, и передавать политическую инфо] мацию, и развивать художественные вкусы, и транслировал спортивные передачи — агрегированно выполнять фун1 цию средства массовой информации.
Во-вторых, функция индивида может осуществлять преднамеренно или непреднамеренно. В случае, когда м имеем дело со следствием действий, которые совпадают намерениями, мотивами деятеля,мы говорим о явной фун ции.
Латентная (скрытая) функция — это не планирова шийся, не предполагавшийся,
(а может быть так и не осо нанный) результат действия. (20).
Каждый, выполняя свои многообразные функции, ст новится нужным другому, другим, всем. Функцианальн дифференциация и зависимость партнеров в процессе соц ального взаимодействия является одним из важнейших > ловий устойчивой интегрированное™ общества как цело! Для выполнения конкретных функций в ходе социал ного взаимодействия на человека налагаются определенн
(функциональные) обязанности. И вместе с тем, он на/ ляется определенными правами, что является своеобразн формой фиксации принципа «платы» и «вознаграждения», лежащего в основе социальных связей. Наиболее значимые обязанности и права возникают, естественно, в рамках социальных институтов как регулируемых, устойчивых, самовозобновляющихся социальных взаимодействий. В этом случае обязательства и права достаточно четко регламентированы, выполнение человеком его обязанностей контролируется.
Функции индивида и вытекающие из них обязательства и права по отношению к другим участникам социального взаимодействия (и прежде всего институализированных форм взаимодействия) определяют социальный статус человека. Иначе говоря, в статусе фиксируется тот набор конкретных действий, социальных манипуляций, которые должен выполнять человек в данном социальном институте, и тех условий, действий, которые должны быть ему предоставлены для осуществления своей деятельности.
Каждый человек включен не в одну социальную связь, социальный институт, а является своеобразным пересечением великого множества связей, взаимодействует с другими людьми по различному поводу, выполняет каждый раз различные функции. Это свойство любого индивида, даже двенадцатилетнего
Вовы. Он имеет статус ребенка с определенными правами и обязательствами по отношению к родителям, дедушке, бабушке; статусы ученика — по отношению к школьному учителю; товарища по классу; вратаря дворовой футбольной команды, лидера неформальной группы товарищей. Иначе говоря, каждый человек выполняет множество функций в системе социальных связей, соответственно имеет множество статусов. Попробуем разобраться в этом многообразии.
Особую роль играют генеральные (всеобщие) статусы. Первый — статус человека, его права и обязанности. Другой генеральный статус — статус члена данного общества, государства (гражданина). Генеральные статусы являются фундаментом статусной позиции личности. Но им мы не будем уделять в данном случае пристального внимания, сосредоточившись на статусах, дифференцирующих конкретное общество.
Статус можно обрести от рождения. Это национальность (русский, казах, башкир и т.д.), социальное происхождение
218
(из рабочих и т.д.), место рождения (москвич, минчанин одессит). Подобные статусы называются предписанными.
Другие статусы мы приобретаем, достигаем, т.е. это ста тусы приобретенные, достигнутые. Это статус учителя ил1 футболиста, пианиста или жены.
Статусы могут быть формализованными или неформа лизованными, что зависит от того, в рамках формализован ных или неформализованных социальных институтов вы полняется та или иная функция. (Статус лидера компанш близких товарищей
— статус директора завода). Множест венность статусов не означает их равнозначности. Они на ходятся в определенной иерархии по степени важности со циального института, в рамках которого сформирован это статус.
Безусловно, что во всех случаях особое значени имеет статус личности, связанный с работой, профессией Хотя следует отметить, что иерархия статусов может ме няться. Видимо, следует различать основную, общую иерар хию статусов данной личности, которая срабатывает в боль шинстве случаев, а также в решающих жизненных сферах, специфическую, проявляющуюся в особых условиях. К при меру, основная общая иерархия статусов в качестве главны всегда будет выделять статусы, связанные с имущественны положением, профессией, этническими признаками и т.д. Н эти статусы могут быть малозначимыми в условиях неформал! ной компании друзей, здесь будет важнее лидерство.
Выделение главного статуса хотя и сложно, но важж так как именно он определяет и, что не менее важно, самс определяет человека социально.
Причем, не всегда тот ст< туе, который в качестве главного выделяет общество в дар ном человеке, совпадает с тем статусом, какой выделяет себе как главный сама личность. На этой почве возникае немало драматических противоречий внутреннего ми[ личности, неадекватно представляющей свое место в общ< стве, в общественном мнении. Так, предприниматель мож< надеяться, что главное в его социальной характеристике -имущественное, материальное положение. Но в обществе! ном мнении, среди «значимых для него других» — родстве! ников, приятелей и т.д. решающее значение может прио! рести уровень его образования, культуры. Специалист - представитель национальных меньшинств — будет надеяться, что в первую очередь оценят его профессионализм, но при решении определенного круга проблем (кадрового продвижения и т.д.) могут обратить внимание прежде всего на его национальность.
Принятая иерархия статусов представляет собой основу социальной стратификации данного общества, о чем будет сказано в специальном разделе.
Когда мы говорим о ранжировании статусов, мы имеем в виду социальный престиж функций, закрепленных за данным статусом. Престиж, по сути, представляет собой иерархию статусов, разделяемую обществом и закрепленную в культуре, в общественном мнении. В обществах бюрократизированных, где роль государства традиционно высока — статус начальника, руководителя, чиновника и т.д. всегда более значим, чем в странах, •где роль государства менее заметна.
Сама иерархия, и соответственно, престиж статусов формируются под влиянием двух факторов: а) реальной значимости тех или иных функций для развития общества, воспроизводства его основных структур и б) системы ценностей, шкалы предпочтений, учитываемой в данной культуре при «взвешивании» социальных функций. Эти два фактора, тесно взаимодействуя, в то же время обладают ощутимой независимостью. Нередко значимость определенных функций на данный момент может быть завышенной, не соответствовать социальной целесообразности. Возможно, что когда-то престиж данного статуса был вполне оправдан, обоснован, но впоследствии поддерживался преимущественно силой социальной инерции и т.д. К тому же, нередко социальная система, основанная на ценностях, обеспечивающих высокий престиж данного статуса, стремится поддержать этот уже функционально нецелесообразный престиж. Общество, в котором существует необоснованная престижность одних статусов, и наоборот, необоснованная занижен-ность других (например, в нашей стране — статусов ученого, учителя, врача), неспособно обеспечить свое нормальное функционирование. Утрачено равновесие статусов. Наличие необоснованно- высокого престижа статуса означает,
220 что люди, выполняющие его, вознаграждаются системой социальных связей щедрее, чем платят ей.
Социальный престиж статуса играет огромную роль в распределении социальных желаний, планов, энергии, в особенности молодежи (но не только). Это своеобразный магнит. В зоне влияния «магнитных волн» престижного статуса создается особое социальное напряжение, сосредоточиваются наиболее активные, подготовленные, амбициозные Члены общества. И в этом плане престиж того или иного статуса оказывает существенное влияние на самовосприятие, утверждение собственного «Я». Самовосприятие есть своеобразное зеркало восприятия другими твоего статуса. И последнее не менее, если не более значимо.
Статус оказывает немалое влияние на восприятие человека со стороны окружающих.
Один американский исследователь представлял учащимся нескольких классов своего колледжа одного и того же мужчину. В одном классе этот мужчина был представлен как «студент из Кембриджа», во втором — как «лаборант», в третьем — как «преподаватель психологии», в четвертом — как «доктор наук, доцент из Кембриджа», i последнем — как «профессор из Кембриджа». После того, как иностранный гость ушел, студентов попросили максимально точно оценить его рост. Оказалось, что по мере своего подъема по лестниц/. академических званий гость неизменно «увеличивался и вроете», так 4mt последняя группа оценила его рост на 5 дюймов выше, чем первая. Межд тем рост преподавателя, который ходил вместе с гостем и звание которого не менялось, во всех классах оценили совершенно одинаково...
...Представьте, что перед Вами стоит небрежно, неаккуратно оде тый человек средних лет. Если Вам скажут, что это известный ученый -Вы его небрежность объясните занятостью, углубленностью в иссле дования. Если же представят как рядового инженера, то этот «роман тичсский» аргумент наверняка будет сменен на более жесткий...
СОЦИАЛЬНЫЕ РОЛИ КАК МЕХАНИЗМ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЛИЧНОСТИ И ОБЩЕСТВА
Социальные роли
...Когда нам становится известно, что такой-то являете: студентом, мы достаточно быстро набрасываем штрихи eri социального портрета. Это — человек, наверное, достаточ но образованный, обладающий необходимой культурой кругозором. Для него характерен определенный тип взаи стей. Функциональная целесообразность порождает много общих черт, в частности, в социально-профессиональных ролевых образцах. Учителя, к примеру, повсеместно должны быть интеллигентными людьми, для них должен быть характерен определенный тип поведения, обеспечивающий эффективность воспитания и обучения. Но что касается социокультурного аспекта роли, то здесь часто возникают различия, и причем достаточно серьезные. Это связано как с особым «ароматом» каждой культуры, так и конкретно с тем, насколько высок престиж того или иного статуса в данном обществе. Учитель, его статус в некоторых странах всегда стоял высоко и его социальная роль это выражает.
В других странах учитель — неудачник, интеллигент-чернорабочий. Социальная роль ребенка как члена семьи в странах, где развиты либеральные ценности, будет усматриваться в одном, в странах, где в регулировании отношений в семье, между поколениями доминируют патриархальные ценности — в другом.
* * * ft
Социальная роль как средство описания взаимосвязи личности и общества позволяет во многом по-новому осмыслить социальную жизнь, установить научно- логическими способами механизмы подключения личности к сложным социальным образованиям. В умозрительных доктринах на одном полюсе стоит личность, точнее — общие рассуждения о ее призвании, долге, месте в обществе, а на другом полюсе — класс, общество как некие монстры, неизвестно как и откуда возникшие. Социальная роль как деиндивидуализированное описание черт личности, выполняющей определенные функции в системе социальных связей, позволяет конкретно увидеть стыковку личности со сложными социальными образованиями. И в этом немалая заслуга социологической теории социальных ролей.
Вместе с тем, нас не покидает и определенное опасение: не превращена ли личность в некоего робота, которому уготовано двигаться по заранее намеченной, проложенной колее — роли.
Ролевые конфликты
' Мы выше упомянули, что роль дает достаточно полное, выразительное, но все-таки не всеохватывающее описание черт личности. Следует иметь в виду, что роль уже статуса, к которому она привязана. Каждый статус
«обслуживается» веером ролей. Директор завода в одной роли выступает перед вышестоящими руководителями, в другой роли — перед своими коллегами, в третьей роли — перед подчинен-нами, в четвертой — как отец. Везде он остается директором завода — в этом его главный статус. Но во всех этих ролях, в том числе директора-отца, он выступает в новом ракурсе. Р.Мертон совокупность ролей, вытекающих из данного статуса, назвал ролевым набором.
И если мы выше отмечали, что человек обладает сразу несколькими статусами, то ролей, которые он исполняет, бесконечное множество. Если же роль
«привязана» к формализованному статусу, т.е. функциям, которые Вы исполняете в рамках формальных социальных институтов, эта роль формализированная, наиболее строго регулируемая, контролируемая. Ролевой набор, как правило, включает формальные и неформальные роли, завязанные на соответствующий статус. Так, от преподавателя вуза будут ожидать не только по форме высокой квалификации, научной / степени и т.д., но и неформального определенного стиля взаимоотношений, принятого в научной среде, манер и т.д.
Многообразие социальных ролей, выполняемых нашим современником, становится причиной, порождающей различные явления индивидуальной жизни. Прежде всего от-i' метим, что каждая личность обладает лишь ей присущим набором ролей, функций. Уникальность сочетания социаль-^ ных функций, ролей выступает как один из аспектов инди-( видуальности личности, ее духовных свойств и качеств.
Во-вторых, и на этом в данном случае мы хотели бы остановиться подробнее, многообразие ролей порождает внутренние конфликты личности. Ролевые конфликты лич-I ности вызываются рядом конкретных причин и приобрета-
(!'> ют различную социальную и психологическую форму. Но '1 во всех случаях — это одна из главных причин, определяю- т-» л
1 ^ - Тй^О
225 щих драматизм, а подчас даже и трагизм жизни нашего современника.
Можно выделить несколько основных типов ролевых конфликтов.
1. Внутриролевои конфликт между функциональной целесообразностью ролевых предписаний и социокультурных ролевых ожидании. Ярким примером этого внутриролевого конфликта является тот, в атмосфере которого выросли все поколения отечественных обществоведов последних 70 лет. Для всякой науки функционально целесообразно, чтобы люди, занятые в ней, занимали рационально-критическую позицию по отношению к действительности. Но в условиях тоталитаризма от обществоведов ожидалось — это стало социокультурным образцом и безусловным требованием, которое строго контролировалось , — оправдание существующего положения вещей, одобрения и пропаганды результатов деятельности политической элиты, что накладывало на весь облик обществоведа определенный отпечаток.
Конфликт между функциональной целесообразностью и социокультурными'образцами социальной роли может быть решен по-разному. В нашем случае социокультурные ценности, требования, поддерживаемые всей мощью государственной машины, взяли безусловный верх. В результате за малым исключением общественная наука как средство рационально-критического познания социальной жизни фактически была сведена на нет.
2. Конфликт, вызванный различиями в трактовке социальной роли личностью и окружающими (обществом)'. Он может быть вызван сменой социокультурной среды личностью. Даже смена кафедры преподавателем в границах одного и того же города может породить определенную напряженность, ощущение «чужака» и т.д.
Глубинные конфликты возникают по вопросам более масштабным, когда речь идет об осознанном неприятии личностью тех или иных стандартов поведения, поддерживаемых обществом, государством. Здесь ярким примером может служить личность ученого, гражданина и демократа А.Д.Сахарова.
3. Конфликт, вызванный тем, что различные субъекты предъявляют неодинаковые, подчас противоположные тре- бования к выпонению личностью одной и той же р Нередко от женщины-работницы начальник ждет вью самоотдачи на работе, а муж, дети — низкой самоотда1 работе, с тем, чтобы больше сил и времени уделять сем
4. Этот же пример справедлив для описания и еще од конфликта: различные субъекты по-разному оцени) значимость одной и той же роли.
5. Традиционным для социологии является анализ фликта между ролями. Очень часто возникает hccootbi вие между ролью «заботливого отца, хорошего семьян и «влюбленного в свое дело ученого, самоотвержен исследователя». Укажем, что и та, и другая роль «вып< ваны» обществом, столкновение произошло по при противоречий между самими стандартами, но они не во кали до тех пор, пока не пересеклись в конкретной личн<
Ориентация на две при синхронизации противореча друг другу социальные роли ведет к внутренней борьбе ности, ее раздвоению и т.д. Конкретно это раздвоение mi проявляться по-разному: наш ученый стремится больш ниматься детьми, а реально не уделяет им должного вн ния из-за занятости научными исследованиями. В этом чае конфликт ролей проявляется как противоречие м< намерениями (а может быть и заявлениями, словам реальным поведением.
Межролевой конфликт может явиться и в непоследовательности поведения личности. I ном случае, когда наш герой не занят наукой, он — заботл! отец.
А в других — этот же человек может удивить а безразличием и бессердечием в отношении к своему ребе
В этом отношении характерны результаты известногоэкс мента Липьера, который путешествовал с двумя студентам танцами по США о 1934 году. Они посетили
252 отеля и почти ai случаях (за исключением одного) встретили ч чих нормальный /т, соответствующий стандартам сервиса. П осле завершения пуп ствия (спустя два года) Лапьер обратился а 251 отель с письме которых содержалась просьба ответить, может ли он чадея вновь на гостеприимство, если посетит отель в сопроаожденш же двух студентов-китайцев. Ответ пришел из 128 отелей, щ только в одном содержалось согласие, в S2% случаев был от> остальных — уклончивые формулировки. На наш взгляд, данный мер свидетельствует в том числе и о межродовом конфликте. хождении между социальной ролью хозяине! приличной гостинш которой ни к чему селиться «желтым») и социальной ролью умелого, не упускающего своей выгоды предпринимателя.
Конфликт ролей непосредственно выступает как борьба мотивов. За каждым из этих мотивов стоит представление о желательном, одобряемом образце выполнения тех или иных социальных функции. «Надо уделять больше времени семье» — это мотив, связанный с социальной ролью добропорядочного отца, семьянина. «Надо уклоняться от каких-либо дел с желтыми» — это мотив, связанный с социальной ролью добропорядочного хозяина приличной гостиницы.
Возникла ситуация, когда важнее оказалась ориентация на активного, не упускающего своего шанса предпринимателя — и китайцы были поселены в гостинице.
Мы подошли к важному умозаключению: в конфликте ролей берет верх та, которая в данной ситуации весомее для индивида. Другими словами, роли как и статусы иерархи-зированы. Данная иерархия,— детище общества, принятых в обществе предпочтений: что более, а что менее важно. Но каждый из нас сам выстраивает пирамиду своих предпочтений.
Социальные роли и поведение личности
Функции, статус и социальные роли образуют своеобразный стыковочный механизм, благодаря которому каждый человек становится частицей того или иного общества, носителем его культуры, свойств. Мы подошли к осмыслению одной из главных проблем социологии личности.
В какой мере общество способно влиять на личность, насколько общество обусловливает внутренний мир личности, ее желания, стремления и т.д. Может быть, не зря говорят, что общество «продавливает» в личности независимо от ее желания то, что ему (обществу) необходимо? Так ли это на самом деле? А может быть, правы те, кто считает, что личность «хитрит», она выбирает те варианты ролевого поведения, которые позволяют добиться преимуществ, успехов в данной социальной среде? Может быть личность становится такой, какой желало бы общество лишь в той мере, в какой это не препятствует достижению лично< собственных желаний, целей?
Итак, нам предстоит решить два вопроса: 1) обусло вает ли общество личность, ее поведение, ценностные ентации, нормы и как обусловливает; 2) насколько авто! на, независима личность от конкретных социальных у вий и в чем это конкретно проявляется.
Попробуем ответить на эти вопросы, проведя ан взаимодействия личности и ролевых стандартов, обра поведения.
Расскажем о заменитом в социологии и социальной психо. «Тюремном эксперименте» Филиппа Зимбардо, известного амер ского исследователя.
Однажды в газете города Стэнфорда, где р ложен один из лучших университетов, появилось объявление: психолического исследования тюремной жизни требуются муж' студенты.
Продолжительность работы — I—2 недели, плата долларов в день». С помощью тестов были отобраны 24 студ. здоровые, интеллектуально развитые, не имевшие в прошлом о ни преступности, ни наркомании, ни психологических отклони
С помощью жребия их поделили на «заключенных» и «miopt ков». Стэнфордская полиция, согласившаяся помочь ученым, ар вала «заключенных» и доставила их в наручниках в «тюрьму», < дованную в одном из помещений университета.
«Тюремщики» рс. их догола, подвергли унизительной процедуре обыска, выдали mi ную одежду и разместили по «камерам». «Тюремщики» не пол подобных инструкций, им было лишь сказано, что они должны i ситься к делу серьезно, поддерживать порядок и добиваться пос ния «заключенных».
В первый день опыта атмосфера была сравнительно вес< дружеская, молодые люди только входили в свои роли и не прин ихвсерьез. Ио уже на второй день обстановка изменилась. «Закл ные» предприняли попытку бунта: сорвав с себя тюремные ко. они забаррикадировали двери и стали оскорблять охрану. «Тюр' ки» в ответ применили силу, зачинщики были брошены в карие) разобщило
«заключенных» и сплотило «тюремщиков». Роли исполняться (точнее выполняться) всерьез. «Заключенные» ствовали себя одинокими, угнетенными, подавленными. Неко! «тюремщики» начали не только наслаждаться властью, но употребляли ею. Их обращение с «заключенными» стало грубы зывающим. Один из
«тюремщиков» день ото дня «свирепел». J тый день эксперимента он швырнул тарелку с сосисками в лш ключенному», отказавшемуся есть. «Я ненавидел себя за mi заставляю его есть, но еще больше я ненавидел его за то, что ест», — сказал он позднее. На шестые сутки эксперимент бь, кращен. Вес были травмированы. Выступая перед законодателями штата
Калифорния, Ф.Зимбардо. обобщая свои эксперименты, заявил, что индивидуальное поведение гораздо больше зависит от внешних социальных условий и сил, чем от таких расплывчатых понятий, как «Я», черты личности, сила воли.
Результаты этого оригинального и в чем-то даже печального эксперимента
(согласитесь, это печально, что хороших и простых парней удалось так быстро превратить в озлобленную массу, конфликтующую по всем законам традиционной тюрьмы массу) — многозначны. Но одно в них бросается в глаза: функциональная целесообразность (необходимость поддерживать порядок, добиваться послушания подчиненных) плюс социокультурные традиции, как следует вести себя тюремщику и заключенному, иначе говоря, ролевые стандарты и ожидания — обусловили вполне типичное и легко узнаваемое поведение сторон. Хорошие, добрые ребята оказались в тисках социальных ролей.
Мы уже указывали, что влияние среды — это в том числе влияние определенной социокультурной обстановки, включая традиции, принятые нормы поведения.
Культурные стандарты той или иной социальной роли существенно сказываются на поведении конкретной личности в данном обществе.
В любом обществе выполнение определенных функций требует послушания.
Обратим внимание на результаты эксперимента С.Милгрэма по поводу того, насколько испытуемый (выступающий в качестве «учителя») будет подчиняться требованию усиливать наказание «ученику», несмотря на то, что последний жалуется, выражает протест, страдания (которого он на самом деле не испытывал, но «учитель» об этом не знал). Для нас важно в данном случае то, что этот эксперимент был проведен в университетах разных стран. Так, для
60% «учителей-американцев послушание оказалось значительно сильнее милосердия, они усиливали наказание ученику, несмотря на его просьбы. В
Риме, Австралии показатели оказались еще выше. А в Мюнхене составили 85%
(!) испытуемых. Кстати, не дает ли последний факт достаточно оснований, чтобы вспомнить о дисциплинированности как немецком социокультурном образце поведения.
230
В связи с последним замечанием обратим внимание и на крос-скультурное исследование «застенчивости», проведенное Ф.Зимбардо на основе самооценок молодых людей в возрасте 20—21 года. Изучались американские студенты, японцы, американцы азиатского происхождения, тайваньцы, немцы, мексиканцы, израильтяне, американцы еврейского происхождения. Сочли, чтп для них и ныне характерна застенчивость, 60% опрошенных японце». 55% — тайваньцев, 50% — немцев, 48% — американцев азиатского происхождения, 42% — опрошенных американских студентов, 39% —мексиканцев, 31% — израильтян, 24% — американцу еврейского происхождения.
При анализе всех этих результатов мы хотели бы обратить внимание прежде всего на два момента, которые в данном случае нас интересуют (хота результаты экспериментов и Ф.Зимбардо, и С.Милгрэма дают основания для осмысления многих научных проблем).
Первое. Личность достаточно «отзывчиво» реагирует на требования, стандарты, принятые в обществе, ожидания от нее. Второе. Обращает на себя внимание социокультурная определенность этих стандартов.
Следует отметить и еще один момент, свидетельствующий о воздействии общества на личность. Точнее напомнить — мы рассматривали его при анализе социальных общностей. Любая социальная группа стремится, чтобы личность вела себя более или менее идентично принятым в данной общности нормам, ожиданиям. Войдя в общность, пользуясь теми преимуществами, которые она предоставляет, ты обязан платить солидарностью и даже в определенной степени идентичностью своего духовного мира. Насколько широки требования по поводу идентичности, зависит от широты и значимости набора ролей, который в рамках этой общности тобою реализуется. Ты должен себ? вести так, как в этой общности принято, ты должен выполнять свою роль в общности, так как от тебя ждут. Причем, в зависимости от а) сплоченности социальной общности, б) наличия жестких регламентов поведения обязывающая сила воздействия социальной общности будет различна.
Каковы же механизмы обусловливания социальной средой поведения конкретной личности, рассмотренные в контексте ролевой теории?
231
Механизм отбора. Для осуществления тех или иных функции личность должна обладать определенными способностями, уровнем подготовки, биопсихическими качествами. Не любая личность может рассчитывать на ту или иную социальную роль. В обществе, где сложились элементы сословной организации (как в явной, так и в неявной форме), могут быть требования и по социальному, национальному происхождению. а) Это ведет к тому, что еще до «воспитания» носителя роли, социальная среда отбирает в круг исполнителей того или иного статуса людей с определенными свойствами, качествами. Яркий пример тому эмоциональность артистической среды. Отбор свойств в свою очередь может оказывать обратное воздействие на саму трактовку данной социальной роли как нормы. Офицерство в царской России формировалось в подавляющем большинстве из представителей дворянства. Соответственно, аристократизм поведения (в том числе,
«рыцарство» и т.д.) становился нормой для социальной роли офицера. Хотя, наверняка, функционально эта черта ролевого поведения не была остро необходима. Послереволюционный офицерский корпус имел совершенно противоположный принцип отбора (из рабочих и крестьян). Соответственно, изменились и отдельные нормы офицерского поведения. б) В различных ситуациях принципы отбора могут уточняться. В особенности, когда речь идет об отборе для выдвижения. Так, в условиях глубоких перемен общества требуются люди прежде всего решительные, энергичные, способные идти на обострение ситуации. в) Следует в этой связи обратить внимание и на эффект углубления качеств, которые позволили человеку занять ту или иную статусную позицию.
Систематическое выполнение социальной роли совершенствует соответствующие качества личности. Ведь регулярно повторяются, возобновляются ситуации, в которых они реализуются. Молодой человек выбрал себе стезю ученого. Его способности на этапе выбора могли бы быть применены и в других областях деятельности, например государственного управления. Но то ли случайно, то ли вполне осознанно сделав этот выбор, он тГ углубил в себе именно те качества и способности, которые нужны ученому. И через несколько лет для него потреби ность в самореализации станет важней, чем потребность в занятии определенной властной должности, постоянная неудовлетворенность, скорее всего, станет чертой характера, а инстинкт власти будет угасать.
Механизм предписывания. Социальная среда через образец выполнения социальной роли функционально и соц-иокультурно предписывает личности тот стандартный набор прежде всего моральных, трудовых и т.д. качеств, которыми она должна обладать, которым должна соответствовать. Данные предписания могут выступать как в виде жестко фиксированных требований (воинский устав), так и в виде своеобразных пожеланий к личности. В системе формализованных социальных институтов есть те формальные требования, стандарты, следовать которым строго обязательно. Особенно жестко механизмы предписывания действуют в условиях армии. Там шире и ролевой набор, подлежащий предписанию, и контроль за их выполнением. Соответствуя в полной мере этим предписаниям, личность получает достаточно высокую вероятность эффективного решения своих целей, ощутимее гарантии того, что она получит воздаяние, признание, материальное вознаграждение, кадровое продвижение.
Механизм контроля. Общество, социальная группа не только отбирают людей для выполнения тех или иных ролей, не только предписывают (предлагают) им образцы соответствующего ролевого поведения, но и контролируют, чтобы тот, кто взял на себя ту или иную роль, исполнял ее в соответствии с определенными ролевыми нормами. Жесткость социального ролевого контроля зависит от того: а) насколько формализована роль (военные, работники правоохранительных органов); б) насколько важен тот или иной компонент ролевого поведения. Так, дружба всегда реализуется через неформализованные социальные роли. Согласитесь, санкции здесь достаточно условны, кроме одной
— резкий разрыв связи. К ней люди прибегают, пожалуй, в одном случае — в случае предательства, что никак не совместимо с дружбой.
74t
Следовательно, речь идет о том, что индивидуальность личности, неповторимость ее духовного мира порождена многократным переходом, сопряжением врожденных особенностей темперамента, интеллекта, воображения и социальных условий. Энергичный выбирает себе жизненный путь, который развивает в нем определенные качества, позволяет накопить неповторимый жизненный опыт, углубляет к тому же его врожденные способности и т.д.
Наблюдательный стремится с малых лет понять жизнь, развивает в себе социальное мышление, что вовлекает его в ситуации, в которых развивается и закрепляется его наблюдательность. В результате неоднократных взаимопереходов биогенных и социальных свойств формируются внутриличностные образования, конструкты, в которых срослись генетическое своеобразие и социальное качество личности.
Наука в ходе постижения проблемы индивидуальности обращает внимание и на другие аспекты. Так, рассматривая социальные роли, мы отмечали, что личность выполняет огромное множество социальных ролей. Вместе с тем, следует иметь в виду, что каждый индивид обладает неповторимым сочетанием, набором этих деиндивидуализированных ролей, что в свою очередь означает: к уникальности темперамента, интеллекта и т.п. добавляется неповторимость социальных ситуаций, жизненного опыта, конфликтов, социальных переживаний.
Реальная духовная жизнь личности, образы, идеи, которые ее наполняют, представляет собой взаимодействие внешнего социального мира и внутренних свойств личности. Внешний мир не прямо отражается в сознании, он преломляется в специфических, уникальных структурах данной личности, порождается единством типичного и неповторимого в личности.
Раздел VI!
ОБЩЕСТВО
ЧТО ТАКОЕ ОБЩЕСТВО'
В нашем языке термин «общество» используется для обозначения самых различных реалий. Друзья собираются вместе, и можно услышать восклицание:
«Как приятно провести время в нашем обществе!» Поклонники художественной литературы создают общество книголюбов. Акционеры компании также называют себя обществом. В каждом из перечисленных случаев обществом называется определенная совокупность людей, объединенных конкретными интересами, либо взаимными симпатиями, либо видом деятельности.
В социологии понятие «общество» имеет более широкое, универсальное значение. И как отмечал Г.Зиммель, оно имеет смысл очевидно только в том случае, если так или иначе противопоставляется простой сумме отдельных людей.
По каким признакам можно судить об обществе? Ранее говорилось о взаимодействии индивидов, о складывающихся между ними взаимосвязях и отношениях. Если попытаться нанести на карту мира всю совокупность таких связей, то мы увидим сгущения, как правило, накладывающиеся на государственно-территориальные единицы. Эти сгущения означают высокую интенсивность социального взаимодействия, резко ослабевающего на границах.
Полученная таким образом картина очаговой концентрации социальных связей будет ничем иным, как графическим изображением различных обществ. Общество
— это сгусток связей и взаимодействий, сложившихся между людьми.
Первым призаком общества называют обычно территорию, на которой происходит консолидация социальных связей. Наша планета предоставила возможность многим об-щностям найти свою экологическую нишу для обеспечения удовлетворения витальных потребностей людей и придать жизнедеятельности индивидов свои неповторимые черты,
17 - 2659
257 обусловленные многообразием климатических условий и природным ландшафтом.
Территория — это основа социального пространства, в котором складываются, развиваются отношения и взаимодействия между индивидами.
Второй отличительной чертой общества является его способность поддерживать и воспроизводить высокую интенсивность внутренних взаимосвязей. Отмечая устойчивость как важнейшую характеристику общества, социологи расходятся в объяснении ее основополагающих причин. Э.Дюркгейм видел первооснову устойчивости и единства общества в «коллективном сознании», в наличии общей воли, препятсвующей развитию губительной силы человеческого эгоизма.
Р.Мертон считает, что общество сохраняется благодаря «фундаментальным ценностям», усваиваемым большинством населения и ориентирующим каждого индивида на соблюдение норм совместной жизнедеятельности. Э.Шилз убежден, что общество как таковое существует только под воздействием «общей власти», обеспечивающей контроль над всей территорией и насаждающей общую культуру.
Видимо, нельзя однозначно определить факторы устойчивости общества. На ранних этапах человеческой истории она достигалась прежде всего за счет межличностного взаимодействия. Людей связывали узы родства и соседства, строящиеся на эмоциональной, полуинстинктивной основе, на взаимном влечении, на привычке, на страхе лишиться помощи и поддержки. Ф.Теннис назвал общество, базирующееся на таких принципах, общиной.
.Однако по мере роста населения устойчивость связей не могла больше поддерживаться только системой межличностного взаимодействия. Главным стабилизирующим фактором становятся социальные структуры. Под структурой в социологии понимаютя устойчивые социальные образования, связи, отношения.
Это могут быть социальные институты, социальные роли, общности. Их отличительной особенностью является функциональная целесообразность, то есть выполнение жизненно важной для общества задачи и относительная независимость от персонального состава исполнителей. Иными словами, институт собственности или государства, социальная группа интеллигеции или профессиональная роль судьи существует в обществе постоянно или на протяжении длительного периода, хотя конкретные люди, обеспечивающие функционирование этих структур, могут сменяться неоднократно.
Социальные структуры возникают не моментально и не на пустом месте. Они — результат закрепления устойчивых взаимодействий и отношений, возникающих первоначально на основе межличностных контактов и взаимосвязей. Они — результат целерационального отбора оптимальных принципов и норм регулирования совместной жизни, позволяющих индивидам наиболее эффективно решать свои собственные задачи, достигать свои личные цели. Так, процесс становления государственности у всех народов растянулся на многие столетия, прежде чем принял очертания сложившихся институциональных структур, способных выполнять регулятивно-мобилизующую функцию.
Общество обретает устойчивость благодаря прежде всего таким свойствам социальных структур, как их относительное постоянство и функциональная целесообразность. Каждая структура регламентирует и воспроизводит определенные виды жизнедеятельности и взаимосвязи. Институт денег регулирует товарообмен, институт семьи — брачные отношения, социально- профессиональные общности поддерживают разделение труда. Все в совокупности они обеспечивают преемственность, без которой невозможно воспроизводство социальных связей.
Вместе с тем, хотелось бы предостеречь от одностороннего взгляда на социальные структуры, как на нечто раз и навсегда данное, застывшее, независимое и самодовлеющее. Структуры выполняют свою роль поддержания стабильности общества только при условии их легптимности, то есть при условии признания их целесообразности большинством населения. Резкие сдвиги в массовом сознании, переоценка фундаментальных ценностей могут серьезно подорвать доверие населения к существующим структурам, нарушить механизм регулятивного воздействия на людей. В этом случае в обществе будет резко нарастать нестабильность, появится угроза всеобщего хаоса, энтропии, последствия кото- рой могут быть катастрофичными для общества. Усилившиеся во второй половике 80-х годов в СССР размывание социалистических идеалов, переориентация массового сознания на общечеловеческие ценности, на идеологию индивидуализма серьезно подорвали доверие людей к старым социальным структурам. Последние уже не могли выполнять свою стабилизирующую роль. Неспособность руководства страны привести основные структуры в соответствие с обновленной системой ценностей предопределила распад Союза ССР и последующую нестабильность во вновь образовавшихся государствах. Таким образом, можно говорить о том, что устойчивость общества обеспечивается лишь теми социальными структурами, которые пользуются доверием и поддержкой населения.
Третьей отличительной чертой общества является его автономность и высокий уровень саморегуляции. Автономность общества достигается его многофункциональностью, то есть способностью создавать необходимые условия для удовлетворения равнообразных потребностей индивидов и предоставлять последним широкие возможности для самоутверждения и самореализации. Только в обществе человек может заниматься узкопрофессиональной деятельностью, зная при этом, что всегда сможет удовлетворить свои потребности в пище и одежде. Только в обществе он может приобрести необходимые навыки и познакомиться с достижениями культуры, науки. Только общество может предоставить ему возможность сделать головокружительную карьеру и подняться на вершину социальной иерархии. Иными словами, общество обладает той самодостаточностью, которая позволяет ему без вмешательства извне выполнять свое основное предназначение — предоставлять людям такие формы организации жизни, которые облегчают им достижение личных целей.
Автономность и самодостаточность общества проявляются именно в отсутствии внешних управленческих импульсов. Общество регулируется и управляется исключительно теми институтами и организациями и на основании тех норм и принципов, которые возникают и создаются внутри него самого. Саморегуляция
— важное свойство общества, обеспечивающее его самостоятельность независимо от размера.
В-четвертых, общество отличает большая интегрирующая сила. Оно социализирует каждое новое поколение людей, включает его в сложившуюся систему отношений, подчиняет общепринятым нормам и правилам. Благодаря указанному качеству общество оказывается восприимчивым к нововведениям, ибо органично вбирает в себя новые социальные образования, институты, норми, обеспечивая тем самым обновление и преемственность развития. И сами люди, связанные с обществом невидимыми нитями общности языка, культуры, происхождения, тяготеют к нему. Оно предоставляет им возможность использовать привычные образцы поведения, следовать устоявшимся принципам, создает неповторимую атмосферу духовного^динения.
Итак, общество — это универсальный способ организации социальных связей и социального взаимодействия, обеспечивающий удовлетворение всех основных потребностей людей, самодостаточный, саморегурирующийся и самовоспроизводящийся. Общество возникает по мере упорядочивания, упрочения социальных связей, появления особых институтов, норм, поддерживающих и развивающих эти связи.
Несводимость общества к сумме индивидов составляет главную проблему его изучения. Неизбежно приходится отвлекаться от жизнедеятельности конкретных людей, чтобы за своеобразием и оригинальностью каждого человека не потерять того повторяющегося, устойчивого, что связывает людей, заставляет действовать определенным способом несмотря на самые яркие черты индивидуальности. Схватить, уловить, проанализировать устойчиво- повторяющееся, типическое в жизни общества составляет главную задачу науки об обществе, и наиболее продуктивным методом здесь может быть системный анализ.
ОБЩЕСТВО КАК СИСТЕМА
Рассмотрение общества как системы характерно для многих видных социологов.
Однако сопоставление их исс-
261 ледований может поставить в недоумение неискушенного читателя, слишком они разноречивы и разноплановы. Главная причина этой разноголосицы — в неоднозначности методологических позиций авторов.
Как известно, система — это такое целое, которое не сводимо к сумме своих элементов. Уникальность целого обеспечивается особым способом, порядком взаимосвязи и взаимозависимости его частей. Исследование системы может быть начато с изучения ее основных структурных компонентов, механизмов их функционирования и взаимодействия. В этом случае многое определяется выбором основного системообразующего элемента, того первокирпичика, который лежит в основе теоретической конструкции.
Для Э.Дюркгейма главным смыслообразующим элементом общества, целостность которого обеспечивается коллективным сознанием, является «социальный факт», под которым он понимает «всякий способ действия, устоявшийся или нет, способный оказывать на индкчида внешнее принуждение» (7,с.421). «Социальные факты», по мнению Э.Дюркгейма, являются той реальностью, которую можно наблюдать, а следовательно, изучать. «Социальные факты» многообразны и включают все социальные образования, которые вынуждают людей принимать обычаи страны, законы, подчиняться денежной системе, нормам, правилам и т.д. Рассматривая общество как систему «социальных фактов», можно, считал
Э.Дюркгейм, понять механизм его функционирования, определить рычаги его воздействия на индивидов.
У К.Маркса ситемообразующим элементом является социальное отношение как непосредственное выражение устойчивых связей, складывающихся между людьми в процессе их жизнедеятельности: общество, по гго мнению, не состоит из индивидов, а выражает сумму тех связей и отношений, в которых эти индивиды находятся друг к другу. Характер социальнгых отношений определяет специфику как самого общества, так и сущностных качеств самих людей.
М.Вебер рассматривает общество как сложную систему социального взаимодействия. Он выделяет четыре вида социального действия: целерациональное, ценностно-рацио-
262 нальное, аффективное и традиционное, которые, по его мнению, составляют основу социальной жизни. В обществе, как правило, доминируют определенные виды социального действия, которые определяют складывающиеся отношения господства-подчинения, а также характер самого общества. Оно может быть традиционным, если в нем преобладают традиционный и аффективный виды ориентации действия; индустриальным, если доминирующими становятся целерациональное и ценностно- рациональное поведение.
Наличие разных подходов к структурированию общества объясняется сложностню самого феномена. Перечислим только основные виды организации социальной жизни, совокупность которых собственно и составляет общество: социальные связи и отношения, социальные институты, социальные общности, группы, страты, социальные организации, ценности, нормы, социальные роли.
Каждый из этих компонентов привносит в социальную жизнь организующее начало и, следовательно, может быть рассмотрен как начальное звено в логических построениях исследователя.
Следующим шагом в рассмотрении общества как системы становится определение способа организации его элементов. Проблема непростая, потому что речь идет о поиске зависимостей между элементами, подчас не соприкасающимися друг с другом. Действительно, ну что может связывать религию и органы государственного управления, особенно в стране, где церковь отделена от государства? Что объединяет производственные и семейные отношения в современном обществе, где семья за редким исключением уже не является производственной структурой? Как найти взаимосвязь между социально- профессиональными статусами (ролями) инженера и фермера? Наконец, что общего у завода, производящего автомобили, и у театра? Ответы на все эти вопросы лежат в области функционального анализа. Каждый из перечисленных элементов выполняет в обществе определенную функцию, служит удовлетворению определенной группы потребностей индивидов. Общество объединяет свои структурные единицы не путем установления между ними непосредственного взаимодействия, а на основе их функциональной зависимости.
263
Функциональная зависимость — это то, что придает совокупное ги элементов в целом такие свойства, которыми в отдельности не обладает ни один из них. И вот Т.Парсонс попытался анализ социальной системы начать не с выявления структурных элементов, а с определения основных функциональных требований, без которых система как таковая существовать не может.
Общество как система, считал он, может функционировать только при выполнении следующих требовании (функций): 1) она должна обладать способностью к адаптации, приспособлению к изменившимся условиям и возросшим материальным потребностям людей, уметь рационально организовывать и распределять внутренние ресурсы; 2) она должна быть целеориентированной, способной к постановке основных целей и задач и к поддержанию процесса их достижения; 3) она должна сохранять устойчивость на основе общих норм и ценностей, усваеваемых индивидами, и снимающих напряжение в системе; 4) она должна обладать способностью к интеграции, к включению в систему новых поколений.
Определив основные функции системы, Т.Парсонс ищет реальных исполнителей этих функций в обществе. Вначале он выделяет четыре подсистемы (экономика, политика, культура " родство), ответственные за выполнение каждой из этих функций. Далее указывает те социальные институты, которые в рамках каждой подсистемы осуществляют непосредственное регулирование адаптационными, целепо-лагающими, стабилизирующими и интеграционными процессами (заводы, банки, партии, государственный аппарат, церковь, школа, семья и др.). И, наконец, дает совокупность социальных ролей, выполнение которых основывается на соблюдении норм, вытекающих из фундаментальных ценностей и в конечном итоге соответствующих основным функциональным императивам системы.
Чем последовательнее осуществляется функциональное разделение деятельности на уровне институтов и социальных ролей, тем стабильнее сама социальная система. И, напротив, выполнение каким-либо институтом несвойственных ему функций порождает хаос, усиливает внутрен нюю напряженность системы, ведет к росту социальной энтропии. Понятие энтропии в социологии противоположно понятию социального порядка. Под последним понимается такой уровень упорядоченности и организации социальных связей и взаимодействий, который позволяет говорить о взаимной согласованности и предсказуемости действий людей. Любая социальная система, и прежде всего общество, должны обладать достаточным уровнем внутренней упорядоченности, которая, по мнению Т.Парсонса, достигается главным образом за счет функциональной целесообразности действий индивидов и социальных институтов.
К выделению функциональных подсистем социологи склонялись задолго до
Т.Парсонса. Разногласия заключались только в определении их количества и функционального предназначения. Так, в нашей отечественной науке принято выделять экономическую подсистему, обеспечивающую производство товаров, необходимых для удовлетворения материальных потребностей индивидов; духовно- культурную, позволяющую человеку реализовывать свои духовные потребности и способствующую нормативному регулированию общества в целом; социальную, регламентирующую потребление и распределение всех благ, и политическую, осуществляющую общее руководство и управление обществом.
Выделение функциональных подсистем поставило вопрос о том, какая же из них определяет облик общества в целом. Поиск основания, придающего всему зданию неповторимый облик, растянулся в социологии на многие десятилетия и не завершился принятием единого решения.
Как известно, К.Маркс отдавал предпочтение экономической системе. Согласно его взглядам именно способ производства материальной жизр" обусловливает социальные, политические и духовные процессы жизни вообще. Однако Великая
Октябрьская социалистическая революция в России, осуществленная большевиками под флагом верности марксизму, нарушила все постулаты экономического детерминизма: политический переворот стал не итогом, а началом изменения экономического базиса. Воздействие политики ч^ч на социальную жизнь было настолько сильным, что вскоре все сферы общества оказались под ее тотальным контролем.
Идея примата политики имеет более древние корни. Еще у Платона и.
Аристотеля отмечалась склонность к отождествлению политического и социального, к подчеркиванию крайне важного значения государственного устройства для развития общества. Современные исследования такого явления как. тоталитаризм также подтверждают огромную роль способа организации политической жизни в обществе. Политика, государство при определенных условиях могут стать решающим фактором, полностью контролирующим все социальные сферы.
Проблема экономического и политического детерминизма в большей степени волновала по^г-марксистов и их критиков, потому что затрагивала не только основы социальной теории Маркса, но и реальную практику «строитель-) ства социализма». В странах же Запада, где политика i экономика нашли свои функциональные ниши и не мешал] друг другу, полемика разворачивалась между сторонникам) технологического и культурного детерминизма.
Сторонники технологического детерминизма склонш видеть определяющий фактор общественной жизни в материальном производстве. Характер труда, техника, технология, по их мнению, определяют не только количество i качество произведенных материальных благ, уровень потребления, но и культурные запросы людей. Сравнивая примитивные в техническом отношении общества с высокоразвитыми , они отмечают принципиально иные потребности, устремления, ценности людей, иную культуру поведения, межличностного общения, иные формы самовыражения. Сторонники культурного детерминизма считают, что остов общества составляют общепринятые ценности и нормы, соблюдение которых обеспечивает устойчивость и неповторимость самого общества. Различия культур предопределяю! различия в поступках и действиях людей, в организации имв материального производства, в выборе форм политической организации.
На наш взгляд, очевидным пока является лишь то, чтс общество может нормально функционировать при последо-
266 вательном выполнении каждой подсистемой своего функционального предназначения. Умаление или возвышение любой из них чревато негативными последствиями. Так, гипертрофированное разбухание политики в условиях тоталитаризма пагубно сказалось на судьбе всего общества. Недооценка роли материального производства ведет к снижению уровня потребления и нарастанию кризисных явлений; размывание норм и ценностей, регулирующих поведение индивидов, — к социальной энтропии к т.д. Попытки вернуться к проблеме детерминирующего фактора при исследовании причин развития общества пока выглядят малоубедительными. Доказать, что повлияло на тот или иной процесс в обществе — изменение технологии, появление новых потребностей, реорганизация государственного аппарата или переориентация массового сознания, — практически невозможно, слишком взаимосвязаны все эти явления.
А главное — все они переплетены в жизнедеятельности конкретного человека, поступки которого далеко не всегда поддаются рациональному измерению.
Выделение функциональных подсистем или функциональных императивов, как у
Парсонса, позволяло выявить уровни организации социальной жизни, их особенности, лучше понять механизм функционирования общества.
Функциональный подход позволял систематизировать знания об обществе, но одновременно нес в себе и серьезные ограничения. Критики справедливо ставили вопросы о количестве основных функций, их содержании, институциональном обеспечении и многом другом. Действительно, в рамках такого подхода, требующего признания за каждым институтом, каждым социальным образованием выполнения полезной для общества функции, трудно было объяснить причины кризисов, конфликтов, распада систем. Р.Мертон предложил говорить не только о явных, позитивных функциях, но также и о скрытых, латентных функциях и дисфункциях, создающих угрозу стабильности, порождающих различные отклонения от общепринятых норм, правил, являющихся своеобразным источником напряженносш.
Поиском ответа на вопрос о причинах кризисов, внутреннем противостоянии и борьбы в обществе занялись сто-
267 ронники теории социального конфликта. Исходный пункт их рассуждений — несовпадение, противоположность интересов различных социальных групп.
Различаясь по своему положению в обществе, социальные слои, классы неизбежно в стремлении удовлетворить соответствующие потребности и реализовать собственные интересы, будут противостоять, сталкиваться с другими группами. Облик общества, его основные социально-экономические и политические институты становятся продуктом, итогом очередного социального конфликта, в ходе которого происходит либо установление полного господства какого-то класса, либо достигается компромисс между противоборствующими силами. Частичные изменения в обществе происходят в результате столкновений по частным вопросам. Таким образом, социальный ин-.терес рассматривается в качестве главной пружины, приводящей в действие механизм функционирования общества.
Итак, когда мы ставим проблему функционирования общества, нужно четко определиться с вопросом, на который хотим получить ответ. Если для нас главное — выяснение факторов устойчивости, стабильности общества как системы, то целесообразно обратиться к элементам структурно-функционального анализа. Через понимание общества как целостности мы можем выйти на выявление конкретных функций, которые выполняют его структурные компоненты, обеспечивающие единство всего социального организма. В этом случае механизм функционирования — это механизм сохранения и воспроизводства социальной жизни. Если нам необходимо вскрыть причины изменений в обществе, то следует обратиться к теориям социального конфликта. Но тогда механизм функционирования общества станет механизмом его изменения, развития.
ОБЩЕСГВО И ИНДИВИД
Какую бы социологическую парадигму мы ни взяли за основу анализа, следует четко представлять, что функционирование общества возможно только как результат деятельности конкретных людей. Любой социальный институт,
'»йЯ любая система ценностей и норм выполняют свою регулирующую роль, если материализуются в действиях, поступках индивидов. Столкновение интересов социальных групп, классов ведут к сдвигам в обществе, если приходят в движение реальные носители этих интересов. Вот почему проблема функционирования общества — это также и проблема взаимоотношения, взаимосвязи общества и индивида.
Ранее мы уже рассматривали вопросы становления социальной жизни как институализированное и ценностно-нормативное отражение потребностей и интересов индивидов, а также обратное воздействие на личность социокуль- турных образований. Поэтому выделим только те моменты, которые помогут нам глубже понять проблему функционирования общества.
Люди с их конкретными интересами, с одной стороны, составляют основу общества, делают возможным само его существование, а с другой — представляют для него большую угрозу, вносят дестабилизирующее начало.
Каждый человек видит смысл жизни в реализации личных планов и целей, в самоутверждении, и, следовательно, стремится к большей свободе действий.
Общество, напротив, может существовать как целое, единое образование только при условии осознания населением необходимости совместного существования и соответственно — принятия единых правил, норм, ценностей.
Это противоречие, назовем его условно противоречием между общими и частными интересами, является первым камнем преткновения в жизни общества. Каждое конкретное общество находит собственное решение этой проблемы. В тоталитарных государствах личный интерес низводится до второстепенного и подчиняется общественному. При этом происходит деформация самого общего интереса, так как правящая клика в силу своей замкнутости, неподконтроль- ности со стороны общественности, неизбежно отождествляет общее с групповым.
Демократические государства с большим или меньшим успехом пытаются уравновесить два противоположных интереса путем поиска соответствующих социально-политических ниш, в которых тот и другой интересы могли бы получить наивысшее развитие, не ущемляя и не ограничивая себя взаимно.
Например, путем разграничения гражданского права, защищающего свободы личности, и государственного права, призванного создать систему институтов, представляющих единые национально-государственные интересы.
Второе противоречие, определяющее жизнеспособность общества, — противоречие между подвижной, изменчивой природой личных потребностей и интересов и устойчивостью, стабильностью общества как необходимого условия его воспроизводства. Симпатии и антипатии людей, ик устремления и чаяния складываются под воздействием различных факторов, порождая не только многообразие индивидуальных запросов и потребностей, но и их высокую подвижность. Социальные институты, нормы общества, напротив, должны обладать значительной устойчивостью, иначе социальные структуры не смогут осуществлять воспроизводство социальной жизни, социализацию новых поколений, обеспечивать передачу опыта, знаний, навыков и умений.
Как решить противоречие между тяготеющей к стабильности структурой общества и подвижной структурой потребностей личности? Можно перекрыт:? клапаны, обеспечивающие поступление к человеку новой информации, или сделать эту информацию, влияющую на мировосприятие индивида, дозированной и тем самым затормозить обновление духовного мира людей. С такой практикой целенаправленного воздействия на личность мы столкнулись в нашей стране, когда, к примеру, целые пласты мировой социально-политической мысли оказались закрытыми не только для широкой публики, но и для специалистов.
Отечественная общественная наука варилась в собственном соку, создавала идеологические подпорки политическому режиму и, конечно, оказалась неспособной дать ответы на практические вопросы, поставленные в ходе коренной трансформация общества. Стабильность, достигаемая исключительно принуждением, неизбежно оборачивается консерслцией, замедлением темпов развития и даже деградацией, если прекращается приток в массовое сознание новых идей, новой информации, если в рамках существующих социальных институтов оказывается невозможным удовлетворить новые потребности, реализовать новые цели.
Индивид с изменившейся, обновленной системой ценностей, взглядов и интересов представляет угрозу старым социальным структурам, которые теснят его, давят на него, заставляют его мыслить и действовать по-старому. Со всей неотвратимостью в развитии каждого общества рано или поздно встает дилемма: обновление или стабильность. Видимо, в обществе должны складываться структуры достаточно гибкие, способные выразить растущее многообразие интересов (например, многопартийная система и система различных общественно-политических организаций и движений), обеспечить распространение разнообразной информации (плюрализм средств массовой коммуникации); создать реальные возможности овладения через систему образования, науки, производства новыми знаниями, умениями, технологиями и т.д.
ТИПОЛОГИЯ ОБЩЕСТВ
При изучении любого феномена важно не только выделить его характерные черты, отличающие его от других социальных образований, но и показать многообразие его проявления, развития в реальной жизни. Даже поверхностный взгляд позволяет охватить многокрасочную картину современных обществ.
Отличия проявляются как явно (язык общения, культура, географическое положение, политический строй, уровень благосостояния), так и не столь открыто (уровень стабильности, степень социальной интеграции, возможности для самореализации личности).
Научное сравнение предполагает выделение основных параметров, на основе которых создается классификация основных видов конкретных проявлений изучаемого феномена. Поскольку общество является крайне сложным, многоуровневым образованием, то здесь невозможна какая-либо универсальная классификация. Исследователь вынужден из многообразия признаков, характерных для общества, вы- бирать часть, делать их типообразующими и на этой основе создавать свою типологию. Познакомимся с некоторыми наиболее интересными подходами.
Устойчивым в социологии является деление общества на традиционное и индустриальное. Под традиционным понимается общество с аграрным укладом, с малоподвижными структурами и с основанным на традиции способом соц- иокультурной регуляции. В нашем сегодняшнем понимании традиционное общество воспринимается как примитивное и отсталое. Действительно, для него характерны крайне низкие темпы развития производства, которые могли удовлетворить потребности лишь на минимальном уровне, а главное — большая инерционность, невосприимчивость к нововведениям, обусловленная особенностями е; о функционирования. Поведение индивидов строго контролируется, регламентируется обычаями, нормами, социальными институтами. Более того, перечисленные социальные образования, освященные традицией, считаются незыблемыми, крамольной была бы даже мысль об их возможном преобразовании, изменении. Выполняя свою интегративную функцию, культура и социальные институты подавляли любое проявление свободы личности, являющееся необходимым условием инновационного процесса в обществе.
Термин «индустриальное общество» впервые ввел Сен-Симон, подчеркивая тем самым иную производственную основу общества. Другими важными чертами индустриального общества являются гибкость социальных структур, позволяющая им модифицироваться по мере изменения потребностей и интересов людей, социальная мобильность, развитая система коммуникаций. Иными словами, это такой тип организации социальной жизни, который обеспечивает выполнение обществом интегративной функции не на основе жесткого контроля за индивидами и их унификации, а путем создания гибких структур, позволяющих разумно сочетать свободу и интересы индивида с общими принципами, регулирующими их совместную деятельность.
В теоретических построениях различных авторов могут вводиться дополнительные штрихи к описаниям традиционного и индустриального обществ.
Возможны и иные вариан ты названий. К.Поппер использует понятия закрытого и открытого обществ, в основе различий между которыми лежит уже упоминавшееся соотношение социального контроля и свободы индивида. Магическое, племенное или коллективистское общество, по мнению К.Поппера, представляет собой закрытое общество, а общество, в котором индивидуумы вынуждены принимать личные решения, — открытое общество.
В 60-е годы две ступени в развитии общества дополняются третьей. Появляется концепция постиндустриального общества, активно разрабатываемая в американской (Д.Белл) и западноевропейской (А.Турен) социологии. Причина появления этой концепции — структурные изменения в экономике и культуре наиболее развитых стран, вынуждающие по-иному взглянуть на само общество в целом. Прежде всего, резко возросла роль знания и информации. Получив необходимое образование, имея доступ к новейшей информации, индивид получал преимущественные шансы в продвижении по лестнице социальной иерархии.
Плодотворный творческий труд — дитя свободы — становится основой успеха и процветания как человека, так и общества.
Однако на базе технологического, информационного прогресса развились процессы, вызвавшие серьезную тревогу. Государство, правящая элита, благодаря преимущественному доступу к важнейшей социально-политической информации, близости к электронным средствам коммуникации стали обладателями колоссальной возможности влияния на массы. Именно на эту опасность возрастания роли технократического государства и постепенного подчинения ему гражданского общества указывал А.Турен в своей книге
«Постиндустриальное общество». То есть постиндустриальное общество — это не просто качественно иная комбинация социальных институтов и норм, обеспечивающих, в частности, приоритет знаний и образования, но и нарастание реальной угрозы усиления социального контроля, причем в более изощренной, скрытой, а потому более опасной форме.
Марксизм в основу типологизации кладет различия производственных отношении.
Соответственно выделяются
18 - 2659
273 общества с примитивно-присваивающим способом производства
(первобытнообщинные), с азиатским способом производства, характеризующимся наличием особого вида коллективной собственности на землю, рабовладельческие общества, специфической чертой которых является собственность на людей и использование труда рабов, общества феодальные с производством, основанным на эксплуатации прикрепленных к земле крестьян, общества буржуазные, отличающиеся переходом к экономической зависимости формально свободных работников наемного труда, и, наконец, общества коммунистические или социалистические, в которых предполагалось установление равного отношения всех к собственности на средства производства путем лик видации частно-собственнических отношений.
Ряд исследователей обращаются к системе политических отношений, формам государственной власти, считая их определяющими для характеристики различных видов общества. По типу государственного устройства различаются, как например, у Платона и Аристотеля, монархии, тирании, аристократии, олигархии, демократии. В современном вари -анте тот же подход расширяется за счет перехода от рассмотрения собственно государства к осмыслению системы его взаимоотношения с обществом в целом. Соответственно отмечается существование тоталитарных обществ, где государство определяет все основные направления социальной жизни, демократические общества, где население может влиять на государственные структуры и авторитарные общества, сочетающие элементы тоталитаризма и демократии.
Мы привели различные точки зрения, чтобы показать: типология такого сложного социального образования, каким является общество, не может быть единой и универсальной. Она определяется методологическим подходом исследователя, тем отправным пунктом, который он, исходя из собственного видения проблемы, принимает за базовый в своих рассуждениях.
Вот почему, знакомясь с какой-либо типологией обществ, в частности, с той, которая из-за недостатка места не приведена здесь, не следует сразу отбрасывать ее, объявлять незаслуживающей внимания. Постарайтесь понять, какую научную познавательную задачу пытал-
274 ся решить тот или иной автор и насколько предложенная им типология продвинула его в этом творческом поиске.
ЭВОЛЮЦИЯ, ИЗМЕНЕНИЕ, РАЗВИТИЕ ОБЩЕСТВА
Даже элементарное знакомство с историей формирует представление об изменчивости, развитии общества. У социолога это представление перерастает в потребность вскрыть основные тенденции социальной эволюции, разобраться в причинах, определить основные этапы. Так складывались и складываются различные социологические интерпретации изменения и развития общества.
В XIX веке под влиянием дарвинизма прочные позиции в социологии занял эволюционизм, система взглядов, признающая объективный характер социального развития. Если эволюция общества — естественноисторический процесс, то роль ученого виделась в выявлении основных параметров происходящих трансформаций, в поиске того решающего звена, модификация которого влечет за собой изменение всего облика общества.
О.Конт таким определяющим фактором считал прогресс знания. Развитие знания от его теологической, мистифицированной формы к позитивной, научной, считал он, обусловливает переход человека от военного общества, основанного на подчинении обожествляемым героям и вождям, к индустриальному обществу, осуществляющему благодаря человеческому разуму иной уровень производства и удовлетворения потребностей.
Г.Спенсер видел сущность эволюции в усложнениии общества, в усилении его внутренней дифференциации, сопровождающейся ростом интеграционных процессов, восстанавливающих единство социального организма на каждом новом этапе развития. Движение общества от гомогенности к гетерогенности сопровождается ростом свободы индивидов, общество перестает жестко контролировать своих граждан и начинает все больше и больше обслуживать их интересы. Усложнение общества, ведущее к росту самостоятельности граждан, — таково понимание Г.Спенсером социального, прогресса.
.«. чче супружества-родительства-родства позволяет говорить о конституировании семьи как таковой в ее строгой форме. Факт одного или двух из названных отношений характеризует фрагментарность семейных групп, бывших прежде собственно семьями (по причине повзросления и отделения детей, распада семьи из-за болезни, смерти ее членов, из-за развода и других видов семейной дезорганизации), либо не ставших еще семьями (например, семьи молодоженов, характеризующиеся только супружеством и ввиду отсутствия детей не обладающие родительством (отцовством, материнством) и родством, кровным родством детей и родителей, братьев и сестер).
Наличие трех отношений (семьи в строгом смысле слова) обнаруживается у подавляющего большинства семей страны, примерно у 60—70%. Из общего числа семей следует исключить «временно» бездетных молодоженов (15— 20%) и супругов, оставшихся бездетными (5—9%),атакже семьи с одним родителем
(10—15%). С другой стороны, внесемейное население состоит из тех, кто является родителем, но без супружества, либо находится в фактическом или легитимном браке без детей. Для всех этих фрагментарных «осколочных» форм семьи лучше подходит термин «семейная группа», т.е. это люди, ведущие совместное домохозяйство и объединяемые только родством, либо родительством или супружеством. Обычно «ядром» семьи считают супружескую пару и все статистические классификации состава семей строятся в зависимости от добавления к «ядру» детей, родственников, родителей супругов. С социологической точки зрения правильнее за основу брать наиболее распространенный в населении тип семьи с триединством названных отношений — основной тип семьи, — а те семейные объединения, которые образуются при вычитании одного из трех отношений, лучше именовать семейными группами.
Данное уточнение связано с тем, что в последние годы как в общественном мнении, так и в социологии семьи (и на Западе, и в нашей стране) стала заметной склонность сводить суть семьи к любому из трех отношении, чаще всего — к супружеству и даже партнерству. Не случайно в американской энциклопедии брака и семьи Марвина Сасмена и Сью-
314 зан Стенмец ряд глав посвящен «альтернативным формам» семьи, т.е. тому, что точнее называть семейными группами, хотя фактически эти главы относятся к супружеству, скорее даже партнерству или сожительству. функции семьи
Говоря о функциях семьи, следует помнить, что речь идет об общественных результатах жизнедеятельности миллионов семей, которые обнаруживаются на уровне общества, имеют общезначимые последствия и характеризуют роль семьи как социального института среди других институтов общества. Важно подчеркнуть, что это суть функции общества, как бы закрепленные за специализированными на их выполнении институтами, и поэтому у каждого из институтов есть функции, определяющие уникальность, профиль данного института, и функции, которые сопровождают действие основных. Нельзя делить функции семьи на главные и второстепенные, все семейные функции главные, однако, необходимость различать среди них те особые, которые позволяют отличать семью от других институтов, привела к выделению специфических и неспецифических функций семьи.
Специфические функции семьи вытекают из сущности семьи и отражают ее особенности как социального явления, тогда как неспецифические функции — это те, к выполнению которых семья оказалась принужденной или приспособленной в определенных исторических обстоятельствах. Таким образом, специфические функции семьи, к которым относятся рождение (репродуктивная функция), содержание и социализация детей, остаются при всех изменениях общества, хотя характер связи между семьей и обществом может изменяться в ходе истории. Поскольку человеческое общество всегда нуждается в воспроизводстве населения, постольку «всегда» остается социальная необходимость в семье как социальной форме организации рождения и социализации детей, причем, в такой своеобразной форме, когда реализация этих общественнозначимых функций происхо-
315 дит при личной мотивированное™ индивидов к семейному образу жизни — без всякого внешнего принуждения и давления.
Наличие личных потребностей в семье и детях, личных желаний и влечений к браку и семье — очень важное обстоятельство, показывающее, что существование семьи и общества возможно только потому, что миллионы людей испытывают потребность в семейном образе жизни и потребность в детях, и лишь благодаря этому происходит воспроизводство населения. Если представить себе, вообразить иные формы социальной организации воспроизводства населения, основанные на принуждении, не на личных мотивах людей, то эти формы уже не могут считаться семьей в привычном социокультурном смысле, соответствующем всем известным из истории типам семей. С другой стороны, теоретически возможное появление биотехнологий зачатия и «вынашивания» плода вне материнского организма, в
«пробирке», будет означать устранение семьи как исторически сложившейся личностной и даже интимной формы удовлетворения социальной потребности в воспроизводстве населения.
Вышесказанное характеризует потенциальную возможность такого изменения общественной жизни, когда социальная необходимость в воспроизводстве населения приходит в противоречие со свободой выбора личностью любых форм социального поведения. Насколько реалистична подобная пародоксальная перспектива, на это как раз и должна ответить социология семьи. В принципе возможно такое (катастрофическое!) изменение социума, при котором социально приемлемыми оказываются насильственные меры принуждения людей к тем видам социального поведения личности, что противоречат личным влечениям. (К ним, в частности, следует отнести и «пробирочные», конвейерные формы организации воспроизводства населения, которые вполне могут быть реализованы казарменным государством во избежание угрозы депопуляции). Вероятность подобного исхода определяется тем, что исторически убывает потребность семьи в детях. Будущее семьи как гармонии между личной потребностью супругов в детях и обезличенной по-
316 требностью социума в работниках зависит от способности социальной системы сохранить семью вместе с личностной вовлеченностью супругов в реализацию ее специфических функций.
Неспецифические функции семьи, связанные с накоплением и передачей собственности, статуса, организацией производства и потребления, домохозяйства, отдыха и досуга, связанные с заботой о здоровье и благополучии членов семьи, с созданием микроклимата, способствующего снятию напряжений и самосохранению Я каждого, и др., — эти функции отражают исторический характер связи между семьей и обществом, раскрывают исторически преходящую картину того, как именно происходит рождение, содержание и воспитание детей в семье. Поэтому семейные изменения заметнее всего обнаруживаются при сравнении неспецифических функций на разных исторических этапах: в новых условиях они модифицируются, сужаются либо расширяются, осуществляются полностью или частично и даже исчезают вовсе.
В начале XX столетия социальные институты все более совмещают с семьей и выполнение функций образования и воспитания (школы и детсады), защиты и охраны (полиция, армия), функции питания, одежды, досуга (сфера обслуживания), функции благосостояния и передачи социального статуса
(индустриальный наемный труд). Уильямом Огбор-ном все эти факты были обобщены в теории «перехвата» семейных функций, утверждающей
«прогрессивный» характер этого процесса.
Подобная «прогрессистская» точка зрения не стала всеобщей. Питирим Сорокин видел в уменьшении и сво-рачивании социокультурных функций семьи, в т.ч. специфических, негативное воздействие индустриально-урба-нистской цивилизации, неизбежно превращающее семью в бездетное сожительство мужчин и женщин «где дом будет местом ночных встреч для сексуального общения»
(29,406—408).
•»п
ТИПОЛОГИЯ СЕМЕЙНЫХ СТРУКТУР
Типы семейных структур многообразны и выделяются в зависимости от характера супружества, особенностей роди-тельства и родства. Моногамное супружество — это брак одного мужчины с одной женщиной. Моногамия встречается в истории человечества в 5 раз реже, чем полигамия — брак одного супруга с несколькими, причем полигамия бывает двух видов: полигиния — брак одного мужчины с несколькими женщинами, полиандрия — брак одной женщины с несколькими мужчинами (редко встречающийся брак — в 20 раз реже моногамии и в 100 раз реже полигинии).
Экзогамные браки относятся к таким, где супружество возможно лишь вне данной родственно-семейной группы, фратрии. Напротив, эндогамные браки заключаются исключительно внутри данной фратрии.
Типы семейных структур, определяемые по критериям родительства-родства, многообразны и подчеркивают какие-либо свойства в связи с линиями отца или матери. В связи с этим в этносоциологии и социологии семьи и родства, принято различать социальное отцовство «pater» и физиологическое отцовство
— «genitor», и соответственно, материнство. Отсюда, на основе принципов
«патри-матри» локализации семейных групп прибегают к выделению патрили- неальных и матрилинеальных семей, где наследование фамилии, имущества, социального положения ведется по отцу либо по матери.
По критерию власти различают патриархальные семьи, где отец является главой семейного «государства» и матриархальные семьи, где наивысшим авторитетом и влиянием пользуется мать. Там, где нет четко выраженных семейных глав и где преобладает ситуативное распределение власти между отцом и матерью, имеет смысл говорить об эгалитарных семьях (эгалитарность понимается как равное влияние супругов с взаимозаменяемыми ролями).
Выделяется еще так называемая партнерская семья с совместным обсуждением семейных решений, причем если муж имеет большее влияние, то это будет партнерская семья
-11 О с доминированием мужа, если жена — то с доминированием жены. Кроме того, выделяются семьи с принятием решений 'одним из супругов — автономные семьи.
Далее, по критерию социального положения супругов (или родителей супругов) семьи могут быть гомогенными, где супруги примерно из одной социальной страты, и гетерогенными, где они происходят из разных социальных групп, каст, классов. Применяется также для более широкой характеристики семей и браков по социальным и демографическим признакам различение гомогамных семей, однородных по национальности, возрасту, профессии, образованию и т.д. и гетерогамных семей, где наблюдаются различия по социальным индикаторам.
По критерию пространственно-территориальной локализации семьи бывают патрилокальные, в которых молодожены переходят жить в дом отца мужа, и матрилокаль-ные, где молодежь остается жить у родителей жены. Сегодня, когда молодожены-горожане вынуждены селиться у тех родителей, у которых есть для этого соответствующее жилище, точнее говорить об унилокальных семьях. В этом случае поселение молодоженов или у родителей мужа, или у родителей жены состоялось не по причине следования традиции. Встречаются также неолокальные семьи, имеющие возможность жить отдельно от родителей в своем доме.
Самыми распространнеными в современных урбанизированных агломерациях являются нуклеарные семьи, состоящие из родителей и их детей, из двух поколений. Расширенная семья представляет собой две и более нуклеар-ных семей с единым домохозяйством и состоящая из трех и более поколений- прародителей, родителей и детей (внуков) . Когда надо подчеркнуть наличие в нуклеарной семье, основанной на полигамном браке, наличие двух и более жен- матерей (полигиния) или мужей-отцов (полиандрия), тогда говорят о составной нуклеарной семье.
В повторных семьях (основанных на повторном, не первом браке) вместе с супругами могут находиться дети данного брака и дети предшествующего брака кого-либо из супругов, имеющие родного отца или мать. Рост разводов увеличил долю повторных семей, которые в прошлом воз-
319 никали по причине предшествующей смерти супруга , и в них дети гораздо реже могли иметь при одной матери двух отцов (при одном отце двух матерей).
Связь нуклеарных семей с расширенной семьей можно наглядно представить на схеме. Нуклеарная семья, состоящая из трех или только трех внутрисемейных позиций (муж-отец, жена-мать, дети-сыновья и братья, дочери и сестры), может быть двух типов:
Репродуктивная семья — состоящая из родителей и несовершеннолетних детей; и ориентационная семья — родительская семья, из которой вышли взрослые дети, имеющие свои репродуктивные семьи. Расширенная семья, состоящая более, чем из трех вышеназванных позиций (если, например, добавляются тесть-теща, свекор-свекровь, братья и сестры с их супругами и детьми, братья и сестры самих супругов и т.д.), имеет несколько разновидностей.
Схема 1.
Схема нуклеарных семей (ориетационной и репродуктивной) и расширенной семьи
(моногамной и патрилокальной)
| | | | | | |
| | |Ориентацж|энн|семь| |
| | | |ая |я | |
| | |ОТЕЦ^ |W |УТЬ | |
| | |СЕСТРЫ^: | | | |
| |ЖЕНЫ,^, |БРАТЬЯ ^ | |эго |СУПРУНА) |
| |БРАТЬЕВ.? |ДОЧЕРИ^ | |^ |^СЫНОВЬЯ |
| |СЫНОВЬЯ | | | |ДОЧЕРИ . |
| |1 |Реп |ивн|семь|т |
| | |родукт |ая |я | |
| | |PAfIITMDP|нт-|ГРМГ|>я ——————— |
| | |I |ГАа| | |

Линеальная семья образуется, когда все дети одного пола после вступления в брак остаются в доме родителей (Индия). Стержневая семья возникает, когда вместе с родителями остается кто-то один из всех детей со своей семьей
(сельские регионы Европы). Полная расширенная семья
-on формируется, если братья с женами остаются в доме отца и их сыновья после женитьбы также остаются с ними (Китай).
Расширенная семья всей своей структурой обнаружива- • ет, что цементирующей связью является кровное родство родителей и детей, братьев и сестер.
Поэтому иногда нукле-арные семьи именуются супружескими, а расширенные — кровнородственными.
Семьи послеразводные, с одним родителем и детьми, называются в отличие от семей с двумя родителями — неполными (прежде эти семьи в основном были семьями вдов, ' ныне они итог чаще всего развода).
В социологии и демографии принято разделение семей по детности на три типа: малодетные семьи — это те, где мало детей с точки зрения социально- психологической. Для возникновения первичных групповых отношений среди детей двоих детей недостаточно, двое лишь пара. Двухдетная семья — это семья, состоящая из двух пар — супругов и детей, парные отношения в них нельзя считать строго групповыми, т.к. первичногрупповые отношения образуются, начиная с трех членов группы. С другой стороны, мало детей в семье может быть с точки зрения воспроизводства населения (демографической)
— чтобы предшествующие поколения замещались последующими, необходимо примерно 2,5 детей на семью или четверть двухдетных семей, а треть — трехдетных, 20% — четырехдетных и 7% пятидетных и более, или 14% бездетных и однодетных. Реальная структура семей по детности в России, где уровень рождаемости упал ниже 16 рождений на 1000 жителей — границы простого воспроизводства населения — и достиг 11,5 на 1000 в 1992 г., соответствует в среднем 1,59 детей на семью. Это означает чрезмерное преобладание малодетных семей с 1—2 детьми до 1 б лет — таковых в РФ примерно 90 %.
Многодетных семей с 5 и более детьми — где детей намного больше для замещения поколений — меньше 1 %. Среднедетных семей с 3—4 детьми, где детей достаточно для слегка расширенного воспроизводства — около 9%. Таким образом, структура семей по детности резко искажена: многодетных семей в 15 с лишним раз меньше, чем следует, Среднедетных — в 5 раз, тогда как однодетных в 5 раз больше, поэтому рождаемость не компенсирует смертность.
Более того, в 1992 г. уровень смертности 12,6 на 1000 жителей превысил рождаемость, обнажив процесс депопуляции, складывающийся из начавшегося в
60-е годы в России распространения малодет-ности и ускоренного роста смертности с середины 70-х годов.
Огромное разнообразие семейных стуктур образуется, когда ставится задача классификации семей с учетом изменения семьи во времени от старта к финишу семейной жизни. Введение параметра продолжительности, стажа брака и семьи, изменения семьи в ходе жизни привело к понятию «семейного цикла жизни» или
«жизненного цикла семьи». Возможно, слово «цикл» здесь неточно, т.к. только при смене семейных поколений повторяются одни и те же стадии становления и распада семьи как социально-психологической целостности. Но в отличие от динамики взаимоотношений членов семьи, быстрых изменений состояний семейной атмосферы, термин цикл семейной жизни применим для характеристики повторяемости процессов, происходящих при последовательной смене стадий функционирования семьи.
Разработка схем семейного цикла представляет самостоятельную задачу социологии семьи ( на основе статистических данных о распространнености тех или иных этапов цикла в семейной структуре населения. См. схему 2).
Семейный цикл определяется стадиями родительства по семейным событиям от начала до прекращения брака. Сегодня нет статистических данных, позволяющих определить среднюю длительность каждой из четырех стадий. Поэтому даны приблизительные оценки. На схеме 2 указана идеальная последовательность стадий цикла: например, при наличии лишь единственного ребенка отсутствует
II стадия, смерть детей устраняет III и IV стадии, сводя весь цикл к неродительству. Чем больше в обществе доля семей, проходящих все стадии цикла, чем дольше длятся II и III стадии, тем выше качество семейной жизни.
Стадия репродуктивного родительства включает в себя репродуктивный цикл семьи, который может быть полным, если повторяемость репродуктивных событий охватывает последовательность
•коитус-зачатие-роды, и неполным, если цикл сводится к коитусу с успешным применением контрацепции, недопускающим зачатие либо роды. Семейный цикл может формироваться по разным основаниям: Ян Щепаньский (37; с. 146) выделяет при условии отсутствия развода три фазы: до рождения ребенка, социализацию до отделения от родителей взрослых детей и фазу постепенного распада супружества. Другие ученые увеличивают число фаз, пытаясь совместить возрастной цикл с родительством. Учет возможных болезней, разлук, смертей, разводов и др. позволяет расширить и углубить картину различных семейных состояний и сконструировать исчерпывающую типологию семей, охватывающую все разновидности семей от старта до финиша семейной жизни.
Схема 2.
СХЕМА ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА СЕМЬИ
| |Стадии |Стадия |изац|
| | |социал |и-пь|
| | |онного |ства|
| | |родить» | |
|Стадии |бездетно|Стадия | |
|семейно|сти, |репродукт| |
|го |пред-род|ивного | |
|цикла |итель-ст|родительс| |
| |во |тва | |
|Семейны|I 1 |II 2 |III |
|е | | |3 |
|события| | | |

Стадия прародительства
IV
|я 1——— | |1 | || | |1 - | || |
|Заключе| |Рожден| |Рожде| |Вступл| |Распад|
|ние | |ие | |ние | |ение в| |семьи |
|брака | |первен| |по | |брак | |из-за |
| | |ца | | | |од | |смер |
| | | | |следн| |ного | |ти |
| | | | |его | |из | |одного|
| | | | |ребен| |детей,| |или |
| | | | |ка | | | | |
| | | | | | |рожден| |обоих |
| | | | | | |ие | |прарод|
| | | | | | |первог| |ителей|
| | | | | | |о | | |
| | | | | | |вну-ка| | |
| | | | | | |(чки) | | |


©2007—2016 Пуск!by | По вопросам сотрудничества обращайтесь в contextus@mail.ru