Реферат: Философский дебют Артура Шопенгауэра


Докторская диссертация Шопенгауэра «О четверояком корне закона достаточного основания» в1847 г. была издана вторым, доработанным и расширенным изданием. В предисловии к своему главному труду Шопенгауэр указывал, что без знакомства с этой работойсовершенно невозможно как следует его понять, она является необходимым введением и содержание её «всюду здесь предполагается настолько, как если бынаходилось в самой книге».
Закон достаточного основания служит основанием всей его системы. Это всеобщий закон всякого бытия ипознания. На нем зиждутся все науки. Так как ничто не существует без основания для своего бытия, оно является тем самым и законом основания познания,принципом всякого объяснения: «Объяснить какую-нибудь вещь – значит свести её данное содержание, или связь, к какой-либо форме закона основания…».Коль скоро всё имеет своё основание, «то почему можно назвать матерью всех наук».
Однако всё то, чему до сих пор учили о законе достаточного основания, не удовлетворяет Шопенгауэра. Постепенноважным является различение между основанием познания и основанием бытия (причиной). Аристотель до известной степени обнаруживает правильный взгляд наэтот коренной вопрос, но «до совершенно ясного сознания этой разницы он ещё не дошёл». Не дали удовлетворительного решения этого вопроса ни Декарт, ниСпиноза, ни Лейбниц, ни Юм. К правильному его решению вплотную подошёл лишь Кант, но «противники Канта» (к которым Шопенгауэр относит и его классическихпродолжателей) вроде Шеллинга извратили его понимание, договариваясь до «легкомысленной и вздорной болтовни», которая не заслуживает места «средимнений серьёзных и честных исследователей». Однако, заключает Шопенгауэр, как ни важно различие применений закона достаточного основания – одно к суждениям,другого – к измерениям самих вещей, – есть слишком много примеров того, что «выражения основание и причина смешиваются иупотребляются безразлично».
На чём покоится наше убеждение в достоверности и универсальности закона достаточного основания, этой архимедовойточки опоры всего познания? Имеем ли мы достаточные основания для уверенности в непререкаемой истине закона достаточного основания? Ответ Шопенгауэра на этотвопрос (как и многое другое в его рассуждениях) является неожиданным: нет и быть не может. В специальном параграфе «О доказательствах этого закона» онутверждает, что «искать отдельного доказательства для закона достаточного основания – это особенно странное заблуждение, которое свидетельствует онедостатке сообразительности». Любое доказательство предполагает доказательность, т. е. уже руководствуется законом достаточного основания. Тем самым ищущийтакого доказательства попадает в заколдованный круг – он требует доказательства для права требовать доказательства. Поскольку закон основания являетсяпринципом всякого объяснения, самый этот закон «не поддаётся дальнейшему объяснению, –  ибо нет принципа, которыйобъяснял бы принцип всякого объяснения». Отсюда один шаг до утверждения, что «не существует познания познания». Такое словосочетание –либо тавтология, либо contradictio in se: невозможно, чтобы познающий субъект отделился от познания и всё-таки познавалпри этом познание. Однако на деле, своей собственной философской практикой, Шопенгауэр опровергает это отрицание им металогики, гносеологии: наряду сметафизикой его философское учение вслед за Кантом придаёт всё же первостепенное значение признанному им непознаваемым познанию познания. Что жетакое вся его «дианойология», как не познание познания?
Закон достаточного основания обнаруживает всевозможные связи и отношения, принимающие различные формысогласно различию рассматриваемых объектов познания. Лежащие в его основе разновидности отношений являются корнем этого закона. Все нашипредставления находятся между собой в закономерной связи, в силу которой ничто не существует само по себе, изолированно, как отдельное и независимое.
Говоря об объектах познания, Шопенгауэр употребляет это понятие в кантовском смысле. Заявляя, что «нашепознающее сознание…распадается на субъект и объект и, кроме них, не содержит в себе ничего», он тут же добавляет: «…быть объектом для субъекта и быть нашимпредставлением – это одно и то же. Все наши представления – объекты субъекта, и все объекты субъекта – наши представления». Признание того, что всякое познаниенеизбежно предполагает субъект и объект, он сопровождает пояснением: быть субъектом значит то же самое, что иметь объект, и точно так же «быть объектомзначит то же, что быть познаваемым со стороны субъекта» - без субъекта нет и объекта. Таким образом, идеалистическая направленность философииШопенгауэра заложена уже в самом его понимании корня фундаментального закона достаточного основания. «Сказать ли: нет более чувственности ирассудка, или: мир кончился, – это одно и то же»,–  гласит чёткая и выразительная формула егодиссертации.
Тем самым лежащий в основе всего нашего познания закон – это «закон трансцендентальный, прирождённый нашемуразуму». Подводя итоги своей диссертации, в параграфе «Два главных результата» Шопенгауэр закрепляет свой тезис: «Закон основания во всех своих формахаприорен». Это в равной мере относится к обеим формам этого закона: как к физической причине и действию, так и к логическому основанию и следствию. В предисловиик своему главному труду Шопенгауэр вновь убеждает читателя, что закон основания – это «не что иное, как форма, в коей постоянно обусловленныйсубъектом объект, какого бы рода он ни был, всюду познаётся, поскольку субъект является познающим индивидуумом». Без этого убеждения нельзя приступить кпредлагаемому им методу философствования.
Утвердив основоположный закон, объемлющий все возможные виды отношений между объектами познания,Шопенгауэрустанавливает классификацию основных типов этих отношений, выделяющихся в отличные одна от другой, разнородные группы. Всё, что может стать для насобъектом («то есть, значит, все наши представления»), расчленяется им на четыре класса, анализу которых посвящён его трактат. Подобно тому, как не существует треугольникавообще, а различные виды треугольника (остро-, прямо-, тупоугольные и т. д.), так же не существует и основания вообще, а каждое основаниепринадлежит к одному из четырёх возможных его видов. «Вот почему я и стараюсь в этом трактате представить закон достаточного основания как суждение, котороеимеет четвероякую основу – на четыре различные основы… а одну основу, являющуюся в четырёх видах, или, как я её образно называю, четвероякий корень».Причём каждая отрасль знания, «каждая наука имеет своей путеводной нитью какую-нибудь одну форму закона основания преимущественно перед другими».
Исходя из этой четвероякой классификации, Шопенгауэр приступает к исследованию каждого изкорней в его своеобразии и соответствующей им «четвероякой необходимости».
ПЕРВЫМ КОРНЕМ является физическая необходимость по закону причинности, в силу которой «лишь тольконаступила причина, действие не может не произойти». Корень её – закон достаточного основания становления, которому подчиняются всеобъекты, являющиеся в эмпирическом представлении и составляющие всю эмпирическую реальность. В этом своём проявлении закон выражается во всяком изменениии имеет дело исключительно с ним и ни с чем другим.
Закон достаточного основания выступает здесь в форме закона причинности, неотъемлемой от нашихпредставлений, неизбежно осуществляемых в пространстве и времени.
ВТОРЫМ КОРНЕМ этого закона является корень, в котором он выступает в совершенно отличной от первогологической форме как закон основания познания. Он относится не к сфере представлений, не к отношениям и связи между образами, а ксфере понятий, к отношениям и связи между основанными на абстракции способностями образовать «представления из представлений» - способностям суждения,мышления.
В своей диссертации Шопенгауэр различает четыре вида истинности:
- логическая
- эмпирическая
- трансцендентальная
- металогическая
ТРЕТИЙ КОРЕНЬ шопенгауэровского закона достаточного основания – закон основаниябытия, отличаемый им не только от отношения между основанием и следствием познания, но и от отношения между причиной и действием. Это чистоматематическое отношение, имеющее в отличие от последнего не эмпирическое, а трансцендентальное происхождение. Время и пространство, рассматриваемые внесвязи с причинностью, в этом виде отношения чувственно не воспринимаются, а созерцаются путём чистой интуиции. На истинности этойтрансцендентальной интуиции покоятся априорные материалистические науки как аксиоматически предопределяемые учения о последовательности (арифметика) иположении (геометрия). Наша уверенность в истинности теоремы зиждется не на данных, приобретаемых в опыте, и не на основе дискуссивного доказательства, ана интуитивном постижении оснований бытия, данном на трансцендентальной апперцепции.
ЧЕТВЁРТЫЙ КОРЕНЬ закона – закон достаточного основания действия, закон мотивации.
Речь идёт о законе достаточного основания как волевом акте, обусловленном тем или иныммотивом. Субъект может рассматриваться двояко: не только как субъект познания, познающий, но и как субъект хотения, воли.
Причём самосознание последнего – совершенно своеобразный вид познания. Внутреннее «Я хочу» непричастно кпространству, а только ко времени.
«Мотивация – это причинность, видимая изнутри», непосредственно воспринимаемая нами как воля,которая приводит в действие все пружины «деятельного субъекта». При наступлении мотива субъект должен исполнить диктуемое им действие, по отношению к которомуданный мотив служит законом достаточного основания. Тем самым этот четвёртый корень изучаемого в диссертации закона, закон мотивации, будучи причинойповедения, является также и «путеводной нитью этики», тогда как ранее рассмотренные законы (изменения, суждения и «бытия») являются путеводныминитями физики, логики и математики.
Таковы теоретические предпосылки философской системы, пять лет спустя сформулированной в умозаключенияхосновного труда Шопенгауэра «Мир как воля и представление».
При составлении реферата были использованы материалы из книги «Шопенгауэр», Б. Э. Быховский, издательство«Мысль», Москва, 1975.


©2007—2016 Пуск!by | По вопросам сотрудничества обращайтесь в contextus@mail.ru