Реферат: Владимир Иванович Ламанский

Владимир Иванович Ламанский

Гудков А. Д., Ширинянц А. А.

Ламанский Владимир Иванович (26.06. (8.07) 1833, Петербург — 9.11. (2.12) 1914, Петербург), историк-славист, один из первых русских геополитиков, создатель исторической школы русских славистов, отстаивавшей славянофильские и панславистские идеи.

Из знатной дворянской семьи. Обучался на историко-филологическом факультете Петербургского университета. Ученик академика И.И. Срезневского. За студенческое сочинение о языке "Русской Правды" награжден серебряной медалью. По окончании университета служил в Губернском правлении, Публичной библиотеке, Государственном архиве Министерства иностранных дел. В результате публичной защиты диссертации (1860) "О славянах в Малой Азии, Африке и Испании", удостоенной в 1859 г. Демидовской премии АН, Ламанский получил степень магистра. В 1865 г. стал доцентом, а с 1871 г., защитив докторскую диссертацию "Об историческом изучении греко-славянского мира в Европе", профессором Петербургского университета по кафедре славянской филологии. С 1890 г. — заслуженный профессор. Преподавал также в Духовной Академии и Академии Генерального штаба. В 1899 г. избран ординарным академиком АН.

Долгое время Ламанский работал в Русском географическом обществе как секретарь, а затем председатель этнографического отделения. Основал журнал "Живая старина" (1890), редактором которого был до 1912 г.

Ламанский — видный деятель русского общественного движения в поддержку славянских народов, один из организаторов Славянского съезда в Москве (1867), петербургского отделения Московского Славянского комитета, преобразованного в 1876 г. в Славянское благотворительное общество.

Начиная с вызвавшей общественный резонанс статьи в "Современнике" "О распространении знаний в России" (1857), Ламанский своими трудами стремился способствовать развитию "самопознания и самосознания русского народа". В 1860–1870 гг. он извлек из архивов и прокомментировал многочисленные документы и материалы по политической и культурной истории XVIII в., события которой оценивал сквозь призму борьбы "русского" и "немецкого" элементов во внутренней и внешней политике России. Ряд работ 1863–1865 гг. Ламанский посвятил М.В. Ломоносову, редактировал академическое издание его трудов.

После путешествия по славянским землям 1862–1864 гг. Ламанский написал этнографические и политико-культурные очерки, в том числе "Национальности итальянская и славянская в политическом и литературном отношениях" (1864), где развивал славянофильские идеи, особенно о роли русского языка в деле славянского объединения. В статьях под общим названием "Непорешенный вопрос" (1869) он высказал оригинальные мысли об историческом образовании древнеславянского и русского языков. В большой работе "Славянское житие св. Кирилла, как религиозно-эпическое произведение и исторический источник" (1903–1904). Ламанский предпринял пересмотр важнейших вопросов истории славянства в IX в. Рассматривая обстоятельства "хазарской" миссии славянских апостолов Константина Философа и Мефодия, Ламанский доказывает, что это была "русская" миссия, в результате которой осуществилось крещение Руси, первой среди славян воспользовавшейся азбукой Кирилла (изобретенной в 855 г.) и переводами священных книг.

В историко-политологическом отношении также представляет интерес монументальный труд, над которым Ламанский работал 15 лет, — "Secrets d’état de Venise…" (1884). "Государственные тайны Венеции…" — богатейшее собрание материалов, главным образом из архивов Венеции, по-новому освещающих истоки "восточного вопроса", историю культурных и политико-экономических отношений романо-германского Запада и греко-славянского Востока, в центре которой — политические убийства, возведенные в систему правительствами Венеции XV и особенно XVI вв.

Ламанский понимал славянство как единый целостный организм, особый социокультурный мир. Исходя из этого, уже в докторской диссертации (1871) он выдвинул теорию о греко-славянском мире как объекте самостоятельного исторического изучения, подверг резкой критике воззрения западноевропейских, прежде всего немецких, ученых на славянство и Россию как нечто низшее сравнительно с романо-германскими народами, предсказал "близкую борьбу России с новой Германской империей, когда последняя благополучно окончит свои дела на Романском Западе".

Несомненно, центральное место в творчестве Ламанского занимает его труд "Три мира Азийско-Европейского материка" (1892) — о германо-романском, греко-славянском и азиатском "мирах культурного человечества, имеющих географические, этнографические и культурные основы самостоятельного бытия", где как панславистские, так и геополитические воззрения автора получили наиболее развернутое обоснование.

С точки зрения Ламанского, именно Евразия является центром распространения современной мировой цивилизации и "все, что поныне создано человечеством замечательного и великого в религии и философии, в искусствах, науках, промышленности, в общежитии, в государственном и международном праве, принадлежит всецело племенам и народам Азийско-Европейского материка" (Ламанский В.И. Три мира Азийско-Европейского материка. Пг., 1916, с 1.). Все же остальные территории (Африка, обе Америки, Полинезия, Австралия), по его предположению, были заселены именно из Евразии.

В основе такого положения вещей Ламанский видит ряд объективных факторов. Во-первых, это "климатические условия и великое разнообразие природных богатств", во-вторых, "выгодное отношение береговой линии к поперечнику внутренних стран, удобное направление и расположение горных хребтов и речных систем" (Там же, с . 1.).

Строение континента, горные хребты, условия морских берегов, климат производят первоначальные группировки на нем человечества. Эти группы развивают оригинальные цивилизации. Цивилизации, наслаиваясь на известных территориях Евразии, создают крупные типы — "миры".

Таких миров Ламанский насчитывает три. Это — "собственная Европа", "собственная Азия" и "Средний мир" который — "не настоящая Европа и не настоящая Азия… там где Азия уже кончается, но Европа еще не начинается". Критерием разделения миров становятся "границы религий, наречий нравов, общественного и государственного строя".

Стоит отметить, что мир "собственно Европейский" интерпретируется Ламанским не как нечто абсолютно целое: он также подвержен внутренней дифференциации на основании тех же критериев. Таким образом, он выделяет шесть практически самостоятельных частей: Великобританию, Францию, Испанию, Скандинавию, Германию и Италию. Общим для этих частей одного мира является наличие схожих, но все же существенно отличающихся элементов — романского и германского, которые "не настолько смешались, чтобы слиться в одно целое, и не настолько уже разобщены, чтобы не могли сходиться во множестве общих интересов и даже, по частям стремиться к союзам и внешним соединениям" (Ламанский В.И. Три мира Азийско-Европейского материка. Пг., 1916, с. 34-35.).

Азиатский "мир" представляется Ламанскому абсолютно раздробленным, поскольку там имеет место "решительное отсутствие игемонического (Игемоничекого — (устар.) подавляющего. — Авт.) преобладания одной веры, одного языка, одной народности" (Там же, с. 17.).

Средний "мир" наиболее целостен в социально-культурном, религиозном и этническом отношениях. Несмотря на наличие множества разнородных элементов, стержневую роль в этом "мире" играет славянский этнос, исповедующий "восточное христианство", а все остальные вероисповедания и национальности играют вспомогательную роль в историко-культурном развитии. Географический фактор также играет немаловажную роль для единства "Среднего мира", поскольку "единство Русской империи обусловлено совершенным почти отсутствием в ней крупных внутренних расчленений" (Там же, с. 17.).

Россия имеет вид "особого материка". Основная часть его территории — однообразие равнин и степей. В отличие от Западной Европы, все шесть частей которой имеют выход к морю и населены "жадными к новому, подвижными жителями", в России господствует "охранительный консервативный характер" обитателей. Завершенность этот "особый материк" получает, лишь будучи дополненным остальной восточной закарпатской и задунайской греко-славянской Европой. Прибрежный юго-запад "среднего мира" — области во многом благоприятные для развития личной бойкости, духа партикуляризма и местной автономии, для образования небольших торговых республик, но, подчеркивает Ламанский, для охраны своих территорий, средиземноморские славяне и греки всегда будут нуждаться в покровительстве мировой державы — России и заинтересованы в скреплении связей с ней.

Помимо географического, религиозного и этнического единства "Среднего мира" Ламанский обозначает еще одну важную характеристику. Это единство социально-психологического плана. С его точки зрения (правда, довольно сильно идеализирующей русский народ) христианско-направленному социальному характеру людей Среднего мира свойственны "безграничное стремление к свободе духа во всех проявлениях человеческой деятельности, полнейшее уважение к достоинству и правам человеческой личности, без различия полов, званий и состояний, сознание внутренней обязательности для каждой, без исключения, личности самоосуждения, раскаяния, самопожертвования и братского благоговения к людям" (Ламанский В.И. Три мира Азийско-Европейского материка. Пг., 1916, с. 51.).

Естественным и постоянным центром культурно-географического и политического тяготения этого разнообразного в этнографическом отношении мира является Российская империя. Азиатская граница России большей частью совпадает с границей между Азией и Средним миром (которую таким образом Ламанский отодвигает далеко на восток от Уральского хребта), а граница последнего с "собственно Европой" — романо-германским миром — идет от Данцига (Гданьска) на Триест и дальше, обозначая территории Восточной Европы, Греции, Турции (включая Константинополь), приморья Сирии и Малой Азии, а также Кавказа, населенные славянскими и "древне — христианскими" народами.

Миры, географически смежные друг с другом, входят во взаимные столкновения. В результате борьбы миров появляются новые политические территориальные группировки, новые их соотношения. Со второй половины XIX в. претензию на культурно-политическую гегемонию в Европе предъявила объединенная Германия, желая одновременно задавить и греко-славянский мир. Таким образом, по Ламанскому, кровавый конфликт между Европой в лице Германии и Россией неизбежен.

Другой зреющий конфликт Ламанский усматривал на азиатском материке, и это, по его мнению, обусловлено несколькими причинами. Во-первых, даже высокоразвитые азиатские культуры — китайская и японская — отстали от современной Европы и России во всех отношениях настолько, что не смогут наверстать упущенное, не говоря уж о турках, персах, монголах и татарах, которые, с его точки зрения, находятся в состоянии "полного духовного истощения и упадка или самой неотесанной грубости". Во-вторых, "не-русская Азия" никогда не была "приведена к единству политическому и религиозному, не собиралась в одно целое" вследствие разных причин, в том числе и географических, и этнических.

Именно эти две основные причины обусловили, по Ламанскому, современное положение колониального раздела Азии между европейскими государствами. На основании приведенных аргументов Ламанский также делает вывод о том, что государственная независимость всех азийских государств будет постепенно ослабляться, что неизбежно повлечет новую борьбу за сферы влияния, в которой Россия будет просто вынуждена принять участие. В этом контексте, выглядит вполне разумным тот путь, которому следует Россия: в отличие от "собственно Европейских" стран, как отмечает автор, присутствие которых инородно для Азии, которые расценивают Азию как место "эксплуатации, выгодных рынков, практическую школу административных и государственных талантов" (Там же, с. 10.), Россия приобретает азиатские пространства абсолютно другим способом: она осваивает пространства путем колонизации, заселением на постоянной основе, что делает уже освоенные территории не похожими на "собственно азиатские", и переводит их в границы "Среднего мира".

Евразийские геополитические выкладки Ламанский дополняет идеей деления России на 13 особых антропо-политико-географических зон ("Набросок плана будущего Русского этнографического музея", 1901), предвосхитившие масштабные разработки его ученика — В.П. Семенова-Тян-Шанского, вместе с которым Ламанский участвовал в многотомном издании "Россия. Политико-географическое описание нашего отечества" (1899–1914).

В целом смысл и направление научных поисков Ламанского сводились к обоснованию "миродержавной роли нашего славянского племени", которая должна завоевываться не столько внешнеполитическими действиями, сколько внутри России, причем не в Петербурге и в Москве, а в провинции — освоением огромных пространств, подъемом экономической жизни и упорядочением бытовых условий, улучшением хозяйства, культуры земледелия и промышленности, а главное, успехами самобытной, неподражательной русской образованности.

СОЧИНЕНИЯ В.И. ЛАМАНСКОГО:

О распространении знаний в России. СПб., 1857. О славянах в Малой Азии, Африке и Испании. СПб., 1859. Национальности итальянская и славянская в политическом и литературном отношениях. СПб., 1565. Об историческом изучении Греко-Славянского мира в Европе. СПб., 1865. Secrets d’état de Venise… SPb., 1884 (текст на французском, итальянском и латинском языках). Три мира Азийско-Европейского материка. СПб., 1892. (2-е изд. / Под ред. и с предисловием Г.М. Князева. Пг., 1916). Славянское житие св. Кирилла как религиозно-эпическое произведение и как исторический источник. Критические заметки. Пг., 1915.

Список литературы

Драганов П.Д. Библиография учено-литературных трудов В.И. Ламанского и материалов для его биографии // Новый сборник статей по славяноведению, составленный и изданный учениками В.И. Ламанского при участии их учеников по случаю 50-летия его учено-литературной деятельности. СПб., 1905. С.XI–LVIII.

Грот К.Я. В.И. Ламанский. Пг., 1915. Семенов-Тян-Шанский В.П. В.И. Ламанский как антропогеограф. Пг., 1915.

Шахматов А.А. В.И. Ламанский. Пг., 1914.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.portal-slovo.ru


©2007—2016 Пуск!by | По вопросам сотрудничества обращайтесь в contextus@mail.ru